Много интересного об истоках АКПТиБ рассказала первая выпускница училища

Своеобразным подарком судьбы к 75-летию учебного заведения стало открытие странички истории для коллектива Алтайского колледжа промышленных технологий и бизнеса.

О ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

Как сказала заведующая музеем АКПТиБ Галина Истомина, о судьбе первой выпускницы тогда еще фабрично-заводского училища (ФЗУ) при Бийском мясоконсервном комбинате Нине Иосифовне Петровой (Ханиной-Ансколис) она узнала случайно от своих знакомых. Впоследствии, анализируя рассказы Нины Иосифовны, Галина Александровна поняла, отправной точкой этой удивительной истории конкретного человека стало именно ФЗУ, которое дало ей настоящую путевку в жизнь.

И наверное, неслучайно студентка АКПТиБ Анна Можикова свою исследовательскую работу начала с символичных слов: «В октябре 2016 года исполняется 75 лет с момента основания колледжа, в котором я учусь. История колледжа неразрывно связана с историей нашей страны, об этом можно смело говорить, проследив судьбу одной женщины – Нины Иосифовны Петровой. Под этой фамилией она поступила в ФЗУ при мясоконсервном комбинате Бийска. В октябре 1941 года при Бийском мясоконсервном комбинате было создано фабрично-заводское училище, которое стало историческим началом КГБПОУ «Алтайский колледж промышленных технологий и бизнеса», включающим в себя с 1941 по 2015 год ФЗУ Бийского мясокомбината, ФЗУ № 10, ГПТУ № 22, СПТУ № 22, ПУ № 22, а с 1994 года – профессиональный лицей № 22».

Преподаватель русского языка и литературы, руководитель исследовательской работы Инга Хованская сказала, что они с Аней встречались с одной из первых выпускниц училища, разговаривали с ней и узнали много интересного об истоках своего учебного заведения.

ДЕТСКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ НИНЫ ПЕТРОВОЙ, ПОСТУПЛЕНИЕ В ФЗУ

Из работы Ани Можиковой: «3 ноября 1924 года в семье Петровых Иосифа Петровича и Александры Ивановны родилась дочь Нина, третий ребенок в семье… Семья Петровых жила в селе Одинцовский Посад в 25 км от города Бийска. Дом стоял на холме над Обью, которая только образовалась из Бии и Катуни двумя рукавами. На противоположном берегу располагалось поселение Верх-Обское. Обь была видна из окон большого дома Петровых.

Обь была для семьи кормилицей, на островах собирали ежевику, смородину, облепиху. Глава семьи Иосиф Петрович работал начальником изыскательной партии, которая в Обском пароходстве занималась изучением фарватера реки, установкой бакенов, сопровождением судов от Барнаула до Телецкого озера…

Школьные годы Нины Петровой прошли в селе Фоминском, которое расположено в 5 километрах от Одинцовки. В школу ходили через лес. Чаще всего пешком туда и обратно. За учебу своих детей Александре Ивановне и Иосифу Петровичу стыдно не было. Старшие Иван и Дмитрий опекали младших Нину, Люциана и Октябрину. В 7-м классе Нина вступила в комсомол, получать комсомольский билет нужно было в Бийском горкоме ВЛКСМ. Комсомольцы из села Фоминского, и Нина в том числе, пешком прошли 25 километров, шли босиком, сохраняя обувь.

После окончания семилетней школы Нина Петрова поступила в фабрично-заводское училище при Бийском мясокомбинате кишечницей в кишечный цех, в дальнейшем работала в цехе медпрепаратов. Провожал Нину в ФЗУ старший брат Дмитрий…»

Как рассказала Галина Истомина, «учеба тогда проходила в цехе. С утра до ночи. А ночевать шли в деревянные общежития барачного типа, которые находились на улице Разина. Здесь же, рядом с комбинатом… На любом мясном производстве всегда присутствует сырость, потому что все – и кровь, и все отходы, как правило, смываются водой из шланга. И вот им, этим девчонкам, чтобы они доставали до конвейерных линий, делали специальные деревянные скамеечки-приступки. А еще им делали такие деревянные колодки, которые они привязывали по-разному к ногам веревочками, чтобы в сырости не стоять. Сапоги тогда были роскошью, ботинки, которые им выдавали как спецобувь, нужно было беречь, потому что их сразу предупреждали: вот мы вам дали – и это на всю оставшуюся жизнь. Поэтому надевали их только в крайних случаях, а так – на веревочку и через плечо, чтобы целее были. А потом наступил 1943 год…»

ФРОНТОВЫЕ ГОДЫ

Работать по специальности Нине пришлось недолго, в 1943 году она ушла добровольцем на фронт.

Из работы Ани Можиковой: «В январе 1943 года комсомольцев и молодежь пригласили в клуб мясокомбината, вопрос на повестке дня стоял один: «Кто добровольцем пойдет на фронт?» На собрание пришли все, руки тоже подняли все. По-другому и быть не могло. Около месяца с добровольцами занимались подготовкой к отправке на фронт.

И вот отправка… Ехали в вагонах, набитых соломой, с одной печкой-буржуйкой. Куда ехали – никто не знал, маленькие окна вагона, редкие остановки не позволяли понять, куда идет состав. Одна мысль была в голове: «Едем на фронт!» Проехали города Калинин, Великие Луки, Великое Поле. И вот остановка, открыли двери, команда «Строиться!» Все, мы на месте. Кругом лес, болота. Только потом мы поняли, что это вяземские болота, где погибли от ран, болезней, потонули в трясине множество сибиряков. Первая линия обороны, зажатые со всех сторон болотами, стояли насмерть все: не нюхавшие пороха и матерые солдаты. Командовал Ворошилов, за глаза военные называли его «конником».

Это был Западный фронт. Выдали английские шинели, которые мало грели, их обрезали – в болотах они намокали, прилипала грязь, и очень трудно было передвигаться. В сапогах постоянно была вода. Весь плацдарм обстреливался фашистами, невозможно было поднять голову. Нину Петрову распределили в санвзвод 74-й стрелковой бригады. Стояли на реке Ловоть. Затем распределили санинструктором во второй батальон второй роты 256-го стрелкового полка.

Среди военных прошел слух, что командующие маршалы Жуков и Рокоссовский прибыли на Западный фронт. Ворошилова заменил Рокоссовский, и началась подготовка к прорыву. Днем валили деревья, строили плоты, а ночью делали «гать»… Делать все приходилось быстро, успевая до рассвета, при выходе много людей погибли, утонули в трясине, если человек оступался, падал, спасти его было невозможно, сзади уже подпирали люди и техника. Большую роль при выходе из болот сыграли сибиряки и штрафники, которым все списывалось при первом ранении или смерти. Рокоссовский вывел дивизию к Гжатску, где началось ее переформирование. Тех, кто остался в живых, – в Смоленскую гвардейскую дивизию, 56-ю гвардейскую бригаду Второго Белорусского фронта…

Потом была Белоруссия, где от сел остались одни печные трубы, из землянок выходили изможденные люди, бежали навстречу солдатам, протягивая запеченную, может быть, даже последнюю, картошку.

Из Белоруссии часть двинулась дальше на Запад… В Польше прошло переформирование в запасной полк, где Нина была освобожденным комсоргом до сентября 1945 года. В мае 1945 года в Берлине состоялась встреча-совещание комсоргов с посещением Рейхстага. Это было серое невзрачное здание, окруженное рвом, который после обстрелов, бомбежек был доверху забит статуями, раньше стоявшими вокруг Рейхстага. В подземных коммуникациях по всему Берлину еще шла стрельба, отдельные группировки фашистов, пытались отстреливаться. В Берлине многим комсоргам предлагали остаться в запасном полку для послевоенной работы. Но душа рвалась домой, на Алтай…»

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В 1945 году Нина Петрова вернулась в Бийск. И вновь пошла на родной мясоконсервный комбинат, где проработала вплоть до 1964 года в цехе медпрепаратов.

Сегодня Нина Иосифовна живет в поселке Ая, где они вместе со своим покойным мужем Вилем Николаевичем Ансколисом построили своеобразное «родовое гнездо» для себя, своих детей и внуков, которым она всегда помогала и сегодня помогает мудрым советом и делом.

Из работы Ани Можиковой: «…факты биографии людей военного поколения простираются далеко во времени, они живут в семьях… в памяти наших отцов, матерей, они переходят к детям, внукам и правнукам. Нине Иосифовне – более 90 лет, она и сегодня живет и здравствует…»

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: