Как призывники с Алтая воевали на Русско-японской войне 1904–1905 годов

Текст: Виталий Соловов

В принципе это объяснимо: в нашей исторической науке принято представлять ее как непрерывную цепь поражений, завершившуюся унизительным Портсмутским миром и потерей половины Сахалина и Курильских островов.

Неожиданный результат дает погружение в архивы: из военных документов того времени перед нами предстают картины мужества и героизма солдат и офицеров, честно выполнявших свой боевой долг. А если вспомнить, что с началом войны в Сибирском военном округе, в состав которого входили и территории нынешнего Алтайского края, впервые в истории России провели всеобщую мобилизацию, то легко понять, что ни одной семьи в Сибири, которая не проводила бы кого-нибудь на далекую восточную войну, тогда не оставалось. Новосибирский военный историк и краевед Юрий Фабрика обнаружил в архивах Сибири множество свидетельств героизма уроженцев Алтая в самых разных сражениях той войны, с которыми мы и собираемся вас познакомить.

Вот лишь некоторые факты из истории боевого пути 12-го пехотного Сибирского Барнаульского полка в русско-японской войне 1904–1905 годов, в составе которого воевали призывники с Алтая, в том числе из Бийского уезда. Командовал полком опытный боевой офицер, полковник Сергей Добротин. Его боевой путь начался еще в 1878 году на Балканах: тогда он, 24-летний поручик, участвовал в освобождении Болгарии от османского ига.

Командир 12-го пехотного Сибирского Барнаульского полка Сергей Федорович Добротин.  Фото: georgy-1970.livejournal.com

Командир 12-го пехотного Сибирского Барнаульского полка Сергей Федорович Добротин.
Фото: georgy-1970.livejournal.com

Самым суровым боевым испытанием для воинов с Алтая стали бои под Дашичао 10–11 (по новому стилю 23–24) июля 1904 года. В бою под Наньдамином полк в течение 15 часов находился под непрерывным артиллерийским огнем противника, четырежды поднимался в штыковую атаку, но своей позиции так и не уступил.

«В этом бою в особенности выразилась несокрушимая стойкость сибирских полков, на которые обрушился главный удар японцев. Ни одна пядь на позициях не была уступлена, несмотря на огромное численное превосходство и повторные атаки в центр, где дело четыре раза доходило до штыкового боя, которого японцы не выдерживали. Все батареи, работавшие под непрерывным огнем  в продолжение 15 с половиной часов, стоят выше всякой похвалы», – писал об этом сражении командир 4-го Сибирского корпуса генерал Николай Зарубаев.

Потери барнаульцев в ходе боя были значительными: погибли шесть офицеров и 242 солдата (в документах того времени их называли «младшими чинами»). Среди убитых были штабс-капитан Петр Сердановский, подпоручик Чеслав Оношкович-Яцыно, подпоручик Митрофан Данилевский. Ранения получили поручик Николай Грохольский, подпоручик Александр Муровецкий, сильную контузию получил подпоручик Всеволод Рязанов.

Полковник Добротин был награжден за бой под Дашичао Георгиевским орденом 4-й степени. Такую же награду получили подполковники Вячеслав Побаевский, батальон которого отбил восемь атак противника и не сдал позиции, и Ясон Ахвледиани, четырежды ходивший в штыки со своим батальоном и отразивший попытки японцев занять прорыв, образовавшийся на левом фланге русской позиции. А уже после войны приказом от 4 января 1907 года полку было пожаловано георгиевское знамя с надписью «За Дашичао 10-го и 11-го июля 1904 года».

С 11 по 21 августа сибирские полки в составе Маньчжурской армии вели тяжелые бои под городом Ляоян. Сражение закончилось отходом русских войск к Мукдену. Пассивность русского командования и его ошибки в управлении войсками привели к победе японцев, однако противник так и не смог окружить русскую армию, а тем более разгромить ее. Барнаульский полк 17 августа атаковал деревню Чжуцзяпудзы и, взяв ее в ночь на 18 августа, отбил атаки японцев, пытавшихся вновь овладеть деревней. 20 августа полк вел наступательный бой у деревни Шицяоцзы. В этих боях Барнаульский полк потерял убитыми 9 нижних чинов, ранеными – трех офицеров и 134 нижних чина.

Самое крупное сражение в 1904 году между русскими и японцами началось 22 сентября на реке Шахэ: с двух сторон в нем приняли участие около 370 тысяч человек. Продлилось оно до 4 октября. 28 сентября полк был выдвинут в боевую часть для прикрытия отступления бригады 31-й пехотной дивизии и выдержал упорный двухдневный бой, приняв на себя удар превосходящих японских сил. В ходе этого сражения получили ранения Добротин и Побаевский. Но сражение под Мукденом 6–25 февраля 1905 года превзошло по масштабам сражение на Шахэ – в нем приняли участие более полумиллиона человек, при этом силы японцев и русских были примерно равны. И эта битва закончилась отступлением русских войск с занимаемых ими позиций. Под Мукденом Барнаульский полк потерял 368 человек убитыми. В этих боях части полка сражались на самых разных участках и везде – блестяще. В ночь с 12 на 13 февраля 1-й батальон полка выбил японцев, захвативших линию сторожевого охранения Тобольского полка, а 16 февраля отбил новую атаку японцев. 21 февраля 9-я рота вместе с ротами 18-го Восточно-Сибирского стрелкового полка взяла обратно занятый японцами окоп. 24 февраля японцы перешли реку Хуньхэ у Киузаня. 1-й и 3-й батальоны под командой Сергея Добротина на время смогли их задержать, а на следующий день повторили маневр у деревни Мадюэнза.

Этот бой для командира полка стал последним: Сергей Добротин был ранен шрапнелью в голову, из-за чего потерял правый глаз. Отважного командира эвакуировали в Россию. За боевые подвиги на «сопках Маньчжурии» ему был присвоен чин генерал-майора и золотое оружие. Однополчане его любили: даже посреди поражений и отступлений Добротину удавалось поддерживать боевой дух полка. И офицеры, и солдаты были твердо убеждены: там, где Добротин, – поражений быть не может!

Десять лет спустя, когда началась Первая мировая война, Добротин, уже в звании генерал-лейтенанта, стал командиром 44-й пехотной дивизии, воевавшей на Юго-Западном фронте. В составе его дивизии сражалась и Чешская дружина. Чехи и словаки звали командира «Отец Жижка» – настолько комдив напоминал им их национального героя Яна Жижку, который тоже был одноглазым.

Революцию 1917 года Сергей Федорович не принял и эмигрировал. На родине о нем быстро забыли. Даже его имя, увековеченное еще при жизни офицера на карте Барнаула, скоро исчезло: Добротинский переулок, получивший такое название как раз во время Русско-японской войны, после революции переименовали в Трудовой. Однако в наших силах сделать так, чтобы доброе имя русского офицера Добротина вернулось из забвения.

 

При подготовке материала использовались материалы из книги Ю. А. Фабрики «Пример служения России. Сибирский военный округ в Русско-японской войне 1904–1905 гг.».

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: