Как жил Бийск четверть века назад в первое время после распада Советского  Союза

25 лет жизни по-новому… 25 декабря 1991 года официально считается последним днем существования СССР. Михаил Горбачев объявил о прекращении своей деятельности на посту президента «по принципиальным соображениям», а 26 декабря Совет Республик Верховного Совета СССР принял декларацию о прекращении существования Союза в связи с образованием Содружества Независимых Государств.

В новой стране жизнь вставала на рельсы рыночной экономики. И переход этот легким не был… Ниже мы приводим фрагменты материалов, опубликованных в «БР» в конце 1991 – начале 1992 годов.

НЕ 70, А 69…

Заметно опустели магазины. Лишь за молоком и иногда за хлебом выстраиваются очереди, тем более что молоко вновь, к недоумению покупателей, подешевело. Нет, поставщик не смилостивился, сбавив цену: по-прежнему отпускная стоимость его – четыре с небольшим рубля, а в продаже – только до одного рубля с полтиной.

Разницу обещает восполнить городская администрация. Торговле хоть караул кричи от все возрастающих убытков: не стали покупать жирный творог, а поставщик согласился принять его обратно при условии пятидесятипроцентной скидки…

Покупателей, конечно, эти нюансы не тревожат: они просто обходят стороной «кусающиеся» продукты, лишь немногие отваживаются на покупку 100–200 граммов колбасы, сметаны, масла. Зато вареная колбаса упала в цене до 60 рублей.

Стойко держатся цены на мясо. Один «хитрый» селянин, видимо, с юмором написал на ценнике: 69 рублей 95 копеек. Своеобразный психологический эффект: все-таки не 70, а 69…

С южным размахом предлагают отборные яблоки прирожденные торговцы из Средней Азии – 40 рублей за килограмм. В цене и другой кладезь витаминов и фитонцидов – лук и чеснок: первый за 10 руб­лей килограмм, за столько же – три головки второго. Почти даром: на Дальнем Востоке червонцем оценивается одна головка чеснока.

Реальный прожиточный минимум нынче почти полторы тысячи рублей. Выходит, все мы с нового года оказались за порогом нищеты.

Может, поэтому и обеднел вещевой рынок, что фарцовщики тоже хотят кушать. Торговля вещами в выходные дни уменьшилась вдвое. Скучно, наверное, рэкетирам: некого «стричь».

По-прежнему дурят нашего брата беспроигрышной лотереей. Неизменно предлагают на выигрыш детские игрушки, косметику и галантерейную мелочь барнаульцы. Местные организаторы предлагают выигрыш покрупнее: шампанское, индийский чай. Только чаще в счастливых билетах то пластмассовый крокодил, то значок, то расческа. А иначе что за выгода устроителям, если поголовно начнут раздавать кофе?

Сегодня без проблем, наверное, живется только двум категориям наших сограждан: грудничкам, которые ничего не понимают, и алкоголикам, для которых после первых 100 граммов блаженство наступает. Благо в разливной «бормотухе» недостатка нет: всего за 35 рублей литр.

Людмила Носкова.
«Кому живется весело?
Социальные грани экономики»,
«БР» № 13 за 22 января 1992 г.

ТАЛОНЫ НА НАДЕЖДУ ПООБЕДАТЬ

Несколько лет назад, когда только начали говорить о необходимости перехода к рынку, многие подспудно понимали, что для самых неимущих придется организовать бесплатное питание. Первый опыт такого обслуживания в Бийске появился еще в апреле 1991 года, вслед за повышением цен. Одиноким пенсионерам и инвалидам тогда выдали талоны стоимостью 1 рубль, потом цена выросла до 5 рублей, а с начала 1992 года – до 10 рублей.

Одним из предприятий, где принимали такие талоны, стала столовая № 8, расположенная в центре города. В часы обеда она всегда полна.

Мария Игнатьевна живет одна. 30 лет проработала на заводе. Пенсия была 90 рублей, а сколько теперь, она не знает – до 25 января так и не смогла ее получить. В кошельке только собесовские талоны да денег рублей пять.

На разносе – суп без мяса, картофельное пюре с соусом, компот и хлеб. На сдачу женщина надеется купить что-нибудь к завтраку.

Та же ситуация у Натальи Александровны. Как прожить неделю на три талона? В столовую пришла не обедать – дорого. Многие тут просят поменять талоны на деньги или кусочек мяса – глядишь, и протянешь на нем недельку…

Столовая № 8.
«Пообедаем, бабуля?»,
«БР» № 20 за 31 января 1992 г.

НЕ МЯСОМ ЕДИНЫМ

Недоступные для многих цены на мясопродукцию сложились прежде всего из-за роста закупочных. Их повышение шло до конца 1991 года. Колхозы и совхозы охотно сдавали продукцию бийскому мясоконсервному комбинату, пока соседние регионы не включились в соревнование по росту цен. Традиционные поставщики почувствовали выгоду, и мясо пошло мимо комбината. А если можно продать дороже, то можно и не заботиться о пого­ловье скота, и началось его сокращение. Доходило до того, что машины из хозяйств разворачивались у проходной комбината и шли в прибывшим из-за границ края закупщикам.

В 1991 году государственные дотации еще оберегали кошелек покупателя. С начала 1992 года все смешалось. Комбинат закупает в селе свинину по цене 54 рубля килограмм и тут же выплачивает 28 % налога на добавленную стоимость. Если это мясо поступило в магазин, торговля накручивает еще свои 25 %. Такие «довес­ки» к килограмму колбасы – не слишком ли жирно?

Мясокомбинат, рассчитавшись с поставщиком, уплатив налог и заложив в переработку рентабельность от 5 до 10 %, получает с килограмма колбасы «Останкинская» 6 рублей 32 копейки. Торговля с того же килограмма получает 12 рублей 15 копеек. Вот и снижается выпуск продукции. Например, сейчас на комбинате производят 30 тонн колбасы в месяц, а раньше – 300…

Вячеслав Зайцев,
мясоконсервный комбинат.
«Кому же выгодно?»,
«БР» № 20 за 31 января 1992 г.

РАВНЕНИЕ НА ЧАСТНИКА

Итак, рыночные отношения подступили к нам вплотную. Но реально действовать, признаемся, пока не начали. С одной стороны сфера товарного обмена вроде бы существует, а с другой – продвижение товаров от производителя к потребителю весьма проблематично. Сегодня многие политики, экономисты почему-то все-таки уверяют нас, что общество живет уже по законам рынка. И утверждения их связаны с тем, что начало года ознаменовано освобождением цен. Но на поверку мы имеем дело с самовольным ценообразованием монополистами. И хотя всевозможные разговоры о рыночной политике подготовили общественное мнение, что только такой тип экономики реально улучшит жизнь, то и дело сегодня слышишь вокруг: не нужен нам этот хваленый рынок…

Если раньше за многократно превышающие себестоимость цены отвечало государство, то теперь вроде бы и ругать некого.

Хотя никто, кажется, не возмущался по поводу уровня цен на рынке, в просторечии именуемом базаром, хотя как раз там-то налицо были все перекосы ценообразования, переживаемые отечественной экономикой.

Вот и сейчас 5–10-кратного роста цен можно было ожидать. Прежде всего потому, что государство давно предупредило о прекращении дотирования убыточных производств. Другая сторона дела – полное отсутствие конкуренции, способной не только сбивать цены, но и победить дефицит. Взять те же предприятия торговли и сферы обслуживания. Все они до последнего времени состояли в торгах и других формах объединения, то есть в своей области так или иначе были монополистами. 25 ноября 1991 года Указом президента о коммерциализации деятельности предприятий торговли каждое из них стало самостоятельным. По крайней мере, это должно было произойти. Но до сих пор у многих магазинов объединения «Продтовары» нет разделительного баланса, и их коллективам уже предлагают в добровольно-принудительном порядке вступать в новые образования под эгидой того же объединения, но, разумеется, с другой вывеской.

Парадокс, но сегодня, как никогда прежде, видно, что редкий коллектив магазина умеет торговать. И дело не только в том, что став самостоятельными, не смогли заполнить прилавки – это действительно сложно. Беда в том, что торговля, по сути, оказалась неспособной уловить спрос на товар.

Магазины не выдерживают никакого сравнения с частником на базаре по качеству товара и ценам. У последнего цены, кстати, стали избавляться от перекосов.

Начинающаяся приватизация должна навести порядок и в магазинах – и с ценами, и с обеспечением товаров, и с их ассортиментом… Но объявление о первом аукционе для некоторых коллективов оказалось сродни грому среди чистого неба.

Лариса Ярусова,
«Продано».
«БР» № 13 за 22 января 1992 г.

Газеты читала  Наталья Каршева.

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: