Незабываемые пейзажи и увлекательные истории ждут путешественников по Чуйскому тракту в любое время года

Марина ВОЛКОВА

Вторую половину октября и начало ноября в народе часто называют межсезоньем.  Для туристов это означает, что большинство маршрутов для путешествий уже залиты лужами и заполнены грязью, а до уверенного зимника ждать еще как минимум месяц–полтора.

Впрочем, это вовсе не повод для ленивых выходных, потому что Чуйский тракт путешественников ждет всегда и готов одарить их  незабываемыми пейзажами и увлекательными историями в любое время года и в любую погоду.

За каждым поворотом – открытие. Фото: Марина Волкова

За каждым поворотом – открытие. Фото: Марина Волкова

Итак, старт в Бийске. Проезжая село Суртайка, обратите внимание на гору Бабырган, возвышающуюся справа за Катунью. Так вот, если тучи не закрывают вершину Бабыргана, погода будет на вашей стороне. Если напротив, серые  тучи устроили на Бабыргане пикник, пора переложить дождевики поближе, чтоб под рукой были.

Свою музыкальную партию дождя в рапсодии Чуйского  тракта Бабырган начал исполнять задолго до строительства легендарной дороги. Началось все с тех самых времен, когда Хан Алтай в гневе обратил богатыря Бабыргана в гору за то, что тот не догнал и не вернул строгому отцу убежавшую красавицу дочку Катунь. Кстати, на Колывани рядом с озером Белым есть гора Синюха, исполнять партию дождя Бабыргану помогает именно она. По алтайским легендам, они брат и сестра. И когда начинают ссориться, швыряют друг в друга тучами да туманами. Так что если над Бабырганом ясно – значит средь родственников мир наладился или перемирие.

Лед и пламя осени. Фото: Марина Волкова

Лед и пламя осени. Фото: Марина Волкова

Глубокой осенью Чуйский тракт красив по-особенному. В любой его точке можно насладиться покоем природы, которая готовится к долгому зимнему сну. Скалы становятся более строгими, пышная зелень уже не отвлекает и не мешает любоваться четкими линиями их склонов. Резвая Катунь превращается в степенную даму. Украшенная сверкающим на солнце хрусталем первого прибрежного льда, она устало, почти вальяжно перекатывает свои воды по отполированным камням. И только единичные рыжие свечки лиственниц напомнят путешественникам о том, что совсем недавно здесь проходил яркий бал. Но чем дальше вы будете двигаться по серой ленте Чуйского тракта, тем больше будете тонуть в золоте – лиственницы затмевают все вокруг себя. Оторваться от этого зрелища просто невозможно!

Фото: Марина Волкова

Фото: Марина Волкова

Вы же  не забудете взять с собой фотоаппарат и флешку пообъемнее? И заранее попросите водителя набраться терпения, ведь обращаться к нему с просьбами об остановках для того, чтобы сделать фото, вы будете часто.  

На 576-м километре Чуйского тракта в торжественный музыкальный ряд осенней рапсодии вступает Семинский перевал. Лиственницы уступают место кедрам. Могучие, изумрудные, они добавляют глубину окружающему миру. Выпавший и уже не растаявший снег только подчеркивает их значимость в оркестре, которым еще целый месяц будет дирижировать осень. Но зима здесь, на высоте 1717 метров над уровнем моря, придет к власти раньше, чем в долинах, крыльями примыкающих к вечной дороге. Так – вечная дорога – называли караванную тропу через этот перевал еще во времена Великого шелкового пути.

Фото: Марина Волкова

Фото: Марина Волкова

Еще через 11  километров, ровно столько длится спуск с перевала, на смену кедровому басу, вновь приходит контральто лиственниц. Огненной лавой они спускаются с относительно еще невысоких вершин к дороге. Рассыпаются на рыжие единичные искры — пятна и снова сливаются в единые потоки. И так продолжается до самого 655-го километра Чуйского тракта.

Приготовьтесь к головокружительной красоте, здесь  свою музыкальную партию начинает исполнять Чике-Таман. Резкая и дерзкая она мечется от одного края серпантина к другому,  улетает на высоту 1460 метров  и сливается с вокалом  ветра. В этом слиянии звучит что-то демоническое. Не случайно ведь купцы-чуйцы прозвали этот перевал Чертом-Атаманом. Но все мистические страхи, как и страх от острого ощущения высоты, компенсируются видами, которые откроются с «плоской горной подошвы» (именно так переводится название перевала с алтайского). Внизу под вами парадом выстраиваются хребты, дальние их ряды уже тонут в прозрачном воздухе. Змеей извивается лента старого Чуйского тракта, по которой, кстати, можно проехать и сегодня, добавив путешествию остроты ощущений. И если вы рискнете, Чике-Таман специально для вас внесет в классику осенней рапсодии восточные нотки. Ведь по одной из легенд, в Х–ХII веках эту дорогу построили кытаи. Не китайцы, а именно кытаи – тюркские племена, господствующие на Алтае до татаро-монгольского нашествия.

Фото: Марина Волкова

Фото: Марина Волкова

За Чике-Таманом все меняется. Вы попадаете в другой мир – мир, в котором господствуют вершины. Дорожная струна, все чаще нервно дрожит на прижимах. Вправо-влево, вправо-влево… Успевай следить за дорогой! Меняется и ритм осенней рапсодии, он становится более суровым. Снег уже не успевает растаять на северных склонах, ветер становится ледяным.

 В начале ноября здесь все дышит холодом и какой-то отрешенностью от того, внешнего мира, оставшегося за перевалами.  Не выпускайте фотоаппарат из рук! Горы здесь настолько живописны, что любое изменение ракурса и света даст вам совершенно другой образ.

Так вы домчитесь до Белого Бома. В осеннем воздухе зазвучат нотки вечной печали о тех безымянных тысячах рабочих, сложивших свои головы на строительстве современного Чуйского тракта. Скрипками Шнитке они пронзят ваше сердце и обязательно заставят остановиться у памятника Кольке Снигиреву. К нотам классической рапсодии присоединятся светлая соната любви…

Уснувший до весны водопад. Фото: Марина Волкова

Уснувший до весны водопад. Фото: Марина Волкова

Впечатлений вам хватит до самого Акташа, а там дописывать осеннюю рапсодию по своему выбору вы будете уже сами. Будет ли это гремящая музыка Чибита  в скальной трубе Красных Ворот, или вы предпочтете сверкающие ноты ледников Северо-Чуйского хребта?

Солнце, скачущее по ослепительным вершинам, как камертон, разливает по Курайской степи настроение, и осенняя рапсодия набирает силу. Лучи отражаются от замерзших на серо-черных склонах водопадов и ручейков, тонут в пламени лиственниц, рассыпаются на искры в стальном потоке Чуи. Это совсем другая история и другая мелодия.

И если вы все-таки откажетесь от ленивых выходных, самые яркие  ноты осенней рапсодии зазвучат для тех путешественников, кто проедет по Чуйскому тракту лично…

Шепот берез. Фото: Марина Волкова

Шепот берез. Фото: Марина Волкова

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: