Бийску есть чем похвалиться, уверен директор «Демидовского фонда»

«Бийский вестник» давно обосновался в библиотеках горожан, которым не безразлична культура и история Бийска. Но сегодня с Виктором Буланичевым, директором Алтайской краевой научной и исторической общественной организации «Демидовский фонд», мы решили поговорить не о литературной деятельности фонда, а об истории.

– Виктор Васильевич, вы не раз говорили, что своей задачей ставите сохранение правдивой истории Бийска. Неужели кто-то покушается?

– Мы с вами сейчас говорим в здании Бийского драматического театра. В конце прошлого года здание отметило столетие. А вот датой основания бийского театра многие годы официально считался 1939 год. До этого наш театр имел статус колхозно-совхозного, а потом стал городским. То есть, по сути, с подписи в какой-то бумажке и начался отсчет. Семь лет назад мы взялись за возвращение историчес­кой справедливости. Так, доподлинно известно, что уже в 1882 году в Бийске было общество любителей театрального искусства. Со строительством здания общественного собрания (ул. Советская, 21) постановки стали делать там. Два года потребовалось на то, чтобы убедить чиновников добавить эти 52 года в возраст бийского театра как такового.  Это же целых два поколения актеров, режиссеров, зрителей! Я и не думал, что на уровне края встречу такое сопротивление. Такое отношение я считаю ревностным. Ведь вышло, что старейший театр Алтая не в Барнауле, а у нас, в Бийске.

– Раз уж зашла речь о театре, то портретная галерея выдающихся бийчан тоже ваше детище.

– Приятно, что зал, в котором она расположена, получил название Демидовского. Сюда приходят и школьники, и студенты. Она отрыта каждому. Можно посмотреть портеры, прочесть об этих людях, вложивших годы труда в становление Бийска. Помню, когда в начале 2000-х годов здесь проводилось совещание в рамках Сибирского соглашения, съехались представители муниципалитетов от Урала до Дальнего Востока. Как же они удивились, увидев подобную галерею в таком небольшой городе, как Бийск. Кстати, создать похожую пытались в Горно-Алтайске, финансовые затраты там взял на себя спонсор, а потом он же забрал портреты себе. И сейчас они недоступны для общественности.

– Наверняка это не все случаи, когда из истории вычеркивали целые пласты…

– Вспомните зареченский «дом на костях» – пятиэтажка, построенная на месте Покровского кладбища. Там были захоронены многие выдающие люди: учителя, врачи, орденоносцы. Но спустя годы этот участок почему-то не оказался в перечне городских кладбищ, и там началось строительство. Многие вспоминают, как экскаваторами там поднимали из земли останки. Это же страшно. На месте могил построили дом, мойку, пивные ларьки. Сколько лет мы добивались, чтобы Дума города приняла решение о придании этому месту исторического статуса и там запретили дальнейшее строительство.

Краевед Александр Георгиевич Бошков много работал с общественностью, с местными жителям. В итоге он составил список тех, кто там был захоронен. Мы поставили там памятный знак в виде креста и камня.

– Увековечивают имена бийчан и на мемориальных досках.

– Когда мы это только начинали, меня поддержал Геннадий Карпушкин. Он сказал, что дело это хорошее. Тогда же создали комиссию по увековечиванию памяти выдающихся бийчан и событий. В этом году я из комиссии вышел. Объясняю это тем, что к делу нужно относиться со всей ответственностью, что, увы, не всегда так. Все эти мемориальные доски и памятные знаки переходят в ведомство муниципалитета, и они должны охраняться, а этого не наблюдается. Сколько мемориальных досок исчезло со зданий Бийска!

– Вандалы?

– Не всегда. В Боровом на бывшем здании игуменьи Ираиды, единственном оставшемся из комплекса Тихвинского женского монастыря, мы установили доску. Сейчас никто не знает, где она… Чаще всего их снимают новые собственники зданий. На здании котельного завода была доска в честь Ивана Ползунова. Немногие знают, что он дважды бывал в Бийской крепости, проводил ее исследования. Исчезла доска и с дома, где жила Мара Генералова – легенда театра. В здании открыли другое учреждение, и доска, вероятно, помешала благоустройству.

– Но памятные знаки, к счастью, стоят. «Грузовичок» за рекой стал визитной карточкой Чуйского тракта.

– Мы его поставили как раз к 80-летию дороги. Я, вообще, не люблю, когда ее называют М-52. Безлико как-то. «Чуйский тракт» – это уже легенда. Когда этот проект затевали, я предчувствовал, что в одиночку нам его не потянуть. Поддержали Геннадий Григорьевич Карпушкин, предприятие «Металлургмонтаж». Сколько людей было на открытии: водителей, ветеранов, вдов погибших! Ведь на Чуйском военизированном тракте, как назывался он в 30–40-е годы прошлого века, было много жертв – дорога была опасной.

– Виктор Васильевич, все эти работы – дело затратное. Кто помогает решать финансовые вопросы?

– У фонда есть попечительский совет. В свое время его численность доходила до 30 человек. Но потом часть ушла. Остались лишь те, кому действительно небезразлична история Бийска, облик города, кто уже дорос до понимания, что деньги – не главная цель жизни. Много лет этот совет возглавлял Александр Сергеевич Жарков. ФНПЦ «Алтай» и сегодня среди наших попечителей, как и «Эвалар», «Две линии», «Бахташ», «Бийскфизтех», «Источник плюс», «Аникс», «Арбик». Есть компании, с которыми мы работаем по индивидуальным проектам. Так, «Алтайвитамины» помогли с выпуском книг «Бийские градоначальники» и «Выдающиеся люди Бийска». Бийский речпорт откликнулся на идею установки памятного знака реке Бии и бийским речникам. Кстати, недавно у этого знака украли три черные плитки, которыми было выложено основание. В речпорту обещали восстановить…

– Этому знаку еще и дамба грозит…

– Да. Когда мы создавали проект памятного знака в виде якоря, то не предполагали, что дамба будет такой широкой и затронет как раз эту часть парка Победы. Конечно, мы волнуемся за судьбу нашего знака, но Николай Михайлович (Нонко. – Прим. ред.) пообещал, что в парке пройдут работы по благоустройству, будут оформлены переходы через дамбу к пляжу, и наш знак сохранят.

– Выходит, у большинства ваших проектов – непростая судьба, выстраданная. Стоит только вспомнить присвоение центральному бульвару названия «Петровский».

– Сколько же я тогда выслушал в свой адрес! Несогласных было много. А начиналось все вообще с просветительской работы: буквально разбирали, что такое «бульвар», что его появление не означает переименования улиц Ленина и Красноармейской. А сейчас, когда прошло время, как органично звучит: «День города пройдет на Петровском бульваре».

– Одним из аргументов противников такого названия было то, что памятник Петру I расположен в старом центре, в сквере Гаркавого.

– А все потому, что изначально рассматривался вопрос установки памятника основателю Бийска на бульваре, у памятного знака в честь основания Бийска. Но потом подумали, что он туда не очень хорошо впишется. Мне бы, конечно, хотелось его видеть там, где бульвар примыкает к Коммунарскому переулку, у подземного перехода. Проезжающие могли бы у него остановиться, выйти,  сфотографироваться. Рассматривалось место и на въезде в город. Но тогда чиновники из края проехали по Бийску и указали место в старом центре: «Будет тут». А ведь Коммунарский мог преобразиться и парком, который предполагалось разбить на месте, где сегодня расположен очередной ангар, торговый центр. В парке должен был появиться памятник казакам-первопроходцам. Его макет уже был согласован. Но последнее слово оказалось за коммерцией…

Как бы то ни было, я уверен, что историю ни страны, ни города не стереть. Сколько раз уже пытались это сделать. И в 1917 году, и в 90-е годы, когда было засилье западной пропаганды. Но генетический нравственный код, заложенный в нас, сильнее.

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: