Авторские стихи к 30 октября — Дню памяти репрессированных (Мемориал).

Владимир Нургалиев, Бийск.

 

Расстрельная стена

Прошло уже немало лет,
Но, время — сохранило память.
На кирпичах — в глухом дворе,
Остались следы пуль.

Вся исковеркана стена,
В углу угрюмого двора.
Молчание скорбное хранит,
И, крики помнит жертв своих.

А, в списках значатся они,
Иваны, Саши и Петры.
Здесь шаг и вдох последний,
Впитала кровь земля.

В обнимку, в братской тишине,
Лежат они в сырой земле.
И, родниковая вода,
Давно омыла их тела…

29 сентября 2007

 

Русский солдат

Ты родился в двадцатом
В крестьянской семье.
И попал под «раздачу»
В Советской стране.

Вас согнали с земли
Центральной России.
И погнали семью
На задворки Сибири.

Помнишь баржу, конвой
На широкой реке.
По ночам женский вой
О нелёгкой судьбе.

Холод, стужа зимой
На «новой» земле.
Строй могильных крестов
Под снегами во мгле.

Здесь ты стал сиротой
Потеряв отца, мать.
На пригорке детдом
Стал в себя всех вбирать.

Только на ноги встал
Началась вдруг война.
Молодых пацанов
Забрала всех она.

Был обрит ты кругом
Брошен в бой на врага.
Хоть беги тут — хоть стой
Все стреляют в тебя.

От войны не уйти
Труд, да пот, твой удел.
И в грязи стоя спишь
Уморившись совсем.

Переправа идёт
Кругом тонут бойцы.
И стоит страшный крик:
«Бог! Спаси и прости».

В бой идёшь босиком
Утопив сапоги.
И подмоги не ждёшь
Плацдарм отбив.

Раненья совсем
Не спасут здесь тебя.
Ведь солдату страны
Не уйти от огня.

Ты хромым и слепым
Возвратишься домой.
И жены, детский крик
Резанёт вдруг слух твой.

3 августа 2013

 

Голодомор

(к трагическим событиям начала тридцатых годов XX века в СССР)

Небывалый урожай,
Отобрала продразвёрстка.
И, как хочешь — выживай,
Ты с детьми в деревне горькой.

В Николаев всё свезли,
И, на баржи погрузили.
За границу увезли,
Всё зерно из Украины.

Вспухло с голоду село,
Умирать одно осталось.
И, при Сталине оно,
Растворилось, растерялось.

Выясняется сейчас,
В жутком голоде жестоком.
Сгинули в тот скорбный час,
Много, много миллионов.

В Казахстане, мне родном,
Тоже голодом запахло.
Без лепёшек — в стороне,
Население осталось.

Стали срочно выезжать,
Чтобы выжить в дальних странах.
Лишь дорога вся в костях,
Человеческих осталась.

Людоедство было здесь,
В эти годы «без лепёшки».
Миллионы сгинули,
Не наевшись и картошки.

Было это всё давно,
И, Поволжье — голодало.
Сталинизм брал своё,
Только это было мало.

Дел заплечных мастера,
Приготовились к расстрелам.
Стукачи, да фраера,
Помогали им умело.

Не политик я, друзья,
Не могу сказать сегодня.
Как кровавая игра,
Разыгралась в чистом поле…

5 января 2009

 

Мой дядя, брат отца — Кенжегали (18 мая 1921 года — 17 декабря 1933 года)

(Голодомор начала тридцатых годов двадцатого века: Казахстан, село Берлик, Абаевский район, Семипалатинская область)

Всего двенадцать лет пришлось прожить,
И, умереть — голодной, лютой смертью.
Мой дядя, брат отца — Кенжегали,
Вечно жив, пока есть жизнь на свете.

Голодомор!!! — Есть страшные года!
И, дата смерти — одна на всех.
Мои: дед, бабка — Нургалий и Батима,
Ушли в один день декабря наверх.

День смерти объединил вас всех,
Отца и мать, сынка Кенжегали.
Холодным декабрём упали в снег,
Буран замёл их, саваном покрыв.

Голодомор!!! — Есть страшные года!
Миллионами костей белеет степь.
Злой умысел и лживые слова —
Ни покаянья, ни ответа за вертеп.

28 февраля 2013

Поделиться
 

Комментарии

  1. Конрад Маюнов

    Прошло 60 лет после смерти Сталина, а потомки недобитков всё ещё пытаются — ложью, ненавистью, страхом, самой гнусной клеветой, любыми средствами — очернить и опорочить его, перечеркнуть всё то, что он сделал для нашей страны, для НАС.
    Мой дед — инвалид ВОВ, майор запаса, бабушка, ветеран тыла, светлая им память — из семей крестьян Поволжья.
    Оба — коммунисты, и никто из них никогда не лил грязь на Сталина.

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: