Серая заработная плата в Бийске носит почти массовый характер

«Деловой разговор» – новый совместный проект Бийского телевидения и газеты «Бийский рабочий».  Программу «Деловой разговор»  смотрите по средам в 19.15 в эфире Бийского телевидения.

Чем грозит зарплата «в конверте», как бороться с этим явлением и ждать ли перемен – об этом говорим с Михаилом Гончаровым, инспектором труда Государственной инспекции труда Алтайского края.

– Михаил Иванович, давайте начнем с причин. Когда и почему зародилось такое явление, как зарплата «в конвертах».

– Нужно понимать, что серая зарплата тесно связана с другим явлением – неформальной занятностью. Корни и того и другого уходят в 90-е годы, когда в силу экономических причин и сформировалось отношение, что зарплата может быть любой – «белой», «серой», «черной». Главное – чтобы она вообще была. В то же время законом было определено и такое понятие, как минимальный размер оплаты труда. Тогда многие смекнули, что эту сумму можно проводить «по-белому», а оставшуюся часть из оговоренного выдавать на руки.

– Сегодня зарплата «в конвертах» – это прежде всего экономия работодателя на налогах?

– Отчасти. И кстати, не только работодателя. Нельзя не отметить, что серая заработная плата имеет свои преимущества: за счет того, что налоговые отчисления ниже  (ведь они формируются только по белой части), работник на руки получает больше, чем получал бы, не будь его зарплата составной – белая и «в конверте». Кстати, именно на это и ссылаются работники бухгалтерий, когда работник пытается предъявить претензии по этому вопросу.

Второй момент – так гораздо проще вести отчисления в Пенсионный и страховой фонды, налоговую инспекцию. Ведь в реальности размер зарплаты из месяца в месяц может меняться – скажем, зависеть от выработки, а когда ее «белый» размер фиксирован – и отчисления из месяца в месяц будут одни и те же. Это экономия времени и сил работников бухгалтерии.

В-третьих, посредством неофициальной выдачи части зарплаты «в конверте» работодатель защищает себя от претензий в случае вынужденного простоя предприятия. Например, на фирме кризис – нет заказов. Но даже если работник трудился, как и прежде, и рассчитывал на получение зарплаты в полном объеме, работодатель вполне может ограничить его той суммой, что указана в трудовом договоре, как правило, минимальной.

– Риск недополучить зарплату в ее реальном объеме, скажем, при увольнении или в случае конфликта с руководством не единственный минус серой зарплаты?

– Конечно. Пенсионный фонд недополучает средства на формирование пенсии, уменьшается ее размер в будущем. Ниже будут и страховые выплаты, больничные, декретные. Другая сторона – недоступность больших сумм по кредитам, ипотеки. Здесь в расчет принимаются белые заработки. Оттого люди и идут в микрофинансовые организации с их огромнейшими процентами. Таким образом, соглашаясь на зарплату «в конверте», сознательно уменьшают свои социальные гарантии.

– Но ведь большого выбора нет. Пока ситуация такова, что работодатель выбирает соискателя, а не наоборот…

– Именно поэтому с молчаливого согласия работника работодатель и не указывает его полную зарплату, диктует свои условия. А страдает в итоге и работник, и государство, которое недополучает налоги, идущие в том числе и на социальные программы.

– Налог на доходы физлиц и вовсе идет в городской бюджет, а это и дороги, и школы, и освещение.

– Мне кажется, сегодня бийчан это волнует меньше всего. Прежде всего люди задумываются о том, как обеспечить самих себя.

– У молодежи есть еще один аргумент незаинтересованности в белой зарплате: к тому времени, когда нынешнее поколение молодых работников соберется на заслуженный отдых, пенсионная система, опирающаяся на уровень зарплаты, не один раз изменится.

– Действительно, у молодежи сегодня есть убеждение или надежда, что пенсия им вообще не потребуется. Что к тому времени они успеют заработать столько, что на старость им хватит. Для молодых это типично – не задумываться о будущем. Ближе к среднему возрасту люди начинают об этом задумываться, ведь сегодня для начисления размера пенсии берется официальная заработная плата за пять лет. У старшего поколения достаточный официальный стаж работы с офи-
циальной зарплатой. Они успели поработать до зарплаты «в конверте». У молодых работников ситуация сложнее –  многие «по-белому» никогда не получали больше минимального размера оплаты труда, хотя по факту могли получать вполне приличную зарплату. Но ее не будут учитывать при формировании пенсии в будущем.

– Давайте представим ситуацию: работнику нужна именно белая заработная плата. Если он придет к руководителю или в бухгалтерию с просьбой перечислять ему не 25 тысяч, а 23 тысячи рублей, но «чистыми», беря на себя налоговые издержки, ему пойдут навстречу?

– Обычно на такие уступки не идут. Ведь за этим последует выявление серой заработной платы, неуплата налогов и штрафы.

– И как же быть?

– Сегодня за помощью в этом вопросе к нам обращаются самые разные категории работников, как начинающие, так и уже готовящиеся к пенсии. Мы в основном рекомендуем, минуя промежуточные инстанции, обращаться в суд. Кстати по практике инспекции труда суды чаще всего встают на сторону работников. Главное – предъявить доказательства. Это могут быть как документы, так и свидетельские показания. Любой работник, получая на руки деньги, расписывается в ведомости или получает на руки внутренний расчетный лист, где может быть указан и размер серой зарплаты. Причем совсем не обязательно, чтобы на этом документе была печать предприятия. Кроме того, поводом для проверки являются заявления работников в СМИ.

– И все же не каждый решится пойти в суд. Как в целом вы охарактеризуете тех, готов отстаивать свою правду до конца?

 – Я бы назвал их принципиальными и упорными. Доказательства, сбор информации отнимают много времени и сил. Нужна доказательная база. Это могут быть не только документы, но и показания свидетелей, главным образом сотрудников того же предприятия. Понятно, что они неохотно идут в суд, боясь потерять работу.

– Многих останавливает еще и тот факт, что город наш небольшой. Руководители предприятий одной отрасли, как правило, знакомы меж собой. Если работник с одного места ушел, обратившись в суд, будут ли ему рады на другом? Не получит ли он славу скандалиста?

– Обычно работодатели нечасто разбирают, что было причиной ухода соискателя с прежнего места службы. Причины разные, одна из самых частых – поиск лучших условий, большей заработной платы. У нас не в ходу рекомендации с предыдущего места работы.

– Но такое «обеление» – разовое явление. Что, на ваш взгляд, должно измениться, чтобы предприятия сами стали переходить на выплату белых зарплат?

– Без законодательных инициатив сверху мало что изменится. Думаю, важен ряд факторов – от повышения минимального размера оплаты труда до налоговых льгот для работодателей, на предприятиях которых средняя заработная плата выше определенного уровня. Однако все это вряд ли возможно претворить в жизнь до выхода из кризиса. В условиях стагнации экономики перемен едва ли можно ожидать. Я всегда говорю, что мы не враги работодателей и прекрасно понимаем, что им самим трудно приходится, особенно в условиях кризиса.

– А есть те, кто со временем вводит на своих предприятиях белую заработную плату?

– Да, но таких немного. В основном этот переход отмечается там, где предприятие работает стабильно не одни год, где есть стабильная выручка. Тогда и задумываются о социальной политике. Однако в большинстве случаев работники получают и белую и серую зарплаты. Не скажу, что это явление массовое, но оно очень распространено. Бороться с ним могли бы проф­союзы, но, к сожалению, во многих отраслях они понапрасну забыты. Хотя в Бийске, например, на крупных предприятиях оборонной промышленности они никогда не прекращали свою работу.

– То есть у профсоюзов и сегодня есть реальная сила? У поколения тридцатилетних они ассоциируются со временами Советского Союза и Шурой из «Служебного романа», собирающей членские взносы.

– В трудовом законодательстве четко прописаны полномочия профсоюзов, и не стоит сбрасывать их со счета. Существует ряд решений, которые работодатель должен принимать только по согласованию с профсоюзом – например, заключение коллективных договоров, в которых отражена социальная политики предприятия, страховые выплаты и прочее. Причем неважно, о предприятии какой формы собственности идет речь – будь то бюджетное или частное.

– Сейчас пионерские организации возрождаются, которые, казалось бы, тоже остались где-то во временах СССР. А профсоюзы, на ваш взгляд, возродятся?

– Думаю, да. А кто иначе будет отстаивать права работников? Хотя на это уйдет время. И не нужно думать, что это только наследие Советского Союза. Профсоюзы существуют во всем мире, во всех отраслях, отстаивают права своих членов. Вспомните прошлогоднюю забастовку во Франции, которая грозила парализовать всю страну. Ее организовали семь крупнейших проф­союзов. И все это в условиях рыночной экономики, как сказали бы прежде, в капиталистической стране. А причиной стало внесение изменений в законодательство, которые давали работодателям более широкие права снижать заработную плату и увольнять работников.

В тему

ПРОЗРАЧНЫЕ ДОХОДЫ  – В КАЗНУ

Зинаида Тихонова, начальник управления стратегического развития и экономики администрации Бийска:

– Сейчас мы как раз подводим окончательные итоги исполнения бюджета за минувший 2016 год. Если говорить о доходах городского бюджета, то значительную долю в нем занимают поступления от налогов на доходы физических лиц. В структуре всех налоговых доходов они занимают около 43 %, или 430 млн руб.

При этом нужно отметить, что НДФЛ идет в местный бюджет не целиком, а лишь частично. С каждого рубля в бюджет городу уходит всего 20 копеек, остальное – в бюджеты вышестоящих уровней. Другой важный источник налоговых доходов – налоги на совокупный доход. Его платят предприниматели, и он составляет 23 % от налоговых поступлений.

Оба эти налога напрямую связаны с тем, официально ли работает предприятие, выплачивают ли там белую заработную плату. Чем прозрачнее доходы – тем выше наполняемость казны: а это и дороги, и социальные учреждения, и мероприятия.

В 2016–2017 годах мы отмечаем рост обращений, связанных с нарушением социальных гарантий бийчан, в том числе с выплатой зарплаты «в конверте», и, полагаю, число таких обращений будет расти ввиду проводимой пенсионной реформы.

К сожалению, трудно отследить, какая доля работающих получает заработную плату подобным образом, но если учитывать, что ситуация в Бийске не особо отличается от показателей края и в целом по стране, то можно говорить примерно о 40 %. Именно поэтому на протяжении последних двух лет мы ведем активную борьбу с неформальной занятостью, теневой экономикой и зарплатой «в конверте».

 

Телефон доверия администрации Бийска: 8 (3854) 33-66-72 (понедельник – четверг с 8.00 до 12.00).

Горячая линия Государственной инспекции труда  в Алтайском крае: 8 (3852) 29-04-76 (вторник – четверг с 13.00 до 17.00).

Поделиться
 

Комментарии

  1. Дмитрий Самойлов
    17.03.2017 в 13:55

    «– Налог на доходы физлиц и вовсе идет в городской бюджет, а это и дороги, и школы, и освещение.
    – Мне кажется, сегодня бийчан это волнует меньше всего. Прежде всего люди задумываются о том, как обеспечить самих себя.»
    Так вот почему у нас в городе ни дорог ни света, бийчане виноваты, денег не дают. А я то думал.

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: