Военком Владимир Селезнёв: престиж нашей армии растет

С Владимиром Селезнёвым, военным комиссаром города Бийск, Бийского и Солтонского районов Алтайского края, говорим о контрактниках, призывниках и их мамах.

– Владимир Иванович, сегодня нередко можно услышать мнение, что армия должна быть контрактной. А как вы думаете, такая структура вообще могла бы существовать?

– Не было такого, чтобы страна выигрывала войну составом армии мирного времени. Сейчас в России выбран целесообразный способ комплектования армии. В любом случае необходимо формировать мобилизационный резерв, а достойный резерв формируется из тех солдат и офицеров, которые состоят в запасе и готовы снова взять в руки оружие, имея соответствующие умения и навыки. Так что, на мой взгляд, армия должна комплектоваться по смешанному принципу.

– Был период, когда престиж армии упал. Сейчас ситуация выправляется. С чем это связано?

– Ситуация была плачевной. Отдельные командиры низового звена, чтобы поддерживать боеготовность своего подразделения, проявляли инициативу как могли. Могу привести такой пример. Топлива на боевую подготовку не выделялось. Приходилось на трасе ставить КамАЗ, солдатика, который голосовал и просил у дальнобойщиков немного солярки. Так к утру заправляли машины и проводили занятия. Сегодня такое представить невозможно. Такое положение дел было терпеть нельзя. С 2012 года принято решение о существенном увеличении всех видов довольствия военнослужащих, поставляют все больше новых образцов техники и вооружения. К счастью, престиж нашей армии растет.

– Сегодня на лицах призывников-срочников вы что видите: отчаяние или желание служить?

– В первую очередь неопределенность: куда же я попаду? Но и ответы настоящих мужчин: «Куда Родина направит, там и буду служить» – тоже звучат нередко. Многие, конечно, хотят служить рядом с домом. Но я всегда говорю: психологически это гораздо сложнее. Военнослужащий по призыву – человек, который не имеет свободного выхода за территорию части. Вот и получается _ солдат грустит с одной стороны, а мама или жена плачут с другой.

– Солдатские мамы – особая категория. У них опасений, связанных со службой, часто больше, чем у самих призывников. На что они только не идут, чтобы сына не призвали! А не аукнется ли это в будущем?

– Часто мамы приходят вместе с сыновьями и говорят: «Мы хотим служить там-то». Уточняю: «Мама, вы тоже хотите служить?» – «Да я бы с удовольствием!» – отвечает. А сам призывник – здоровый парень, под два метра ростом. Объясняю, что хватит водить его за руку! Чем больше самостоятельности ему сейчас предоставят, тем лучше будет и для родителей и для него. К великому сожалению, есть такие мамы, которые делают все, чтобы сына не взяли в армию. В том числе приносят справки от психиатров. Естественно, освобождаем его от призыва. А после этого что? Водительское удостоверение не получить, на нормальную работу не устроиться. Свои же оказали медвежью услугу. Хотя многие, напротив, просят, чтобы парня призвали не в службы обеспечения, а туда, где бы он занимался настоящей боевой подготовкой. Год пролетит
быстро…

– Сегодня существует и альтернативная служба. Вы как к ней относитесь?

– Нормально, но я не советовал бы менять на нее службу военную. Выбирает ее незначительное число молодых людей. Ведь, по сути, это замещение тех вакансий, куда непросто найти обычный персонал, в санитары, например. Смотришь на таких – вроде бы и здоров, но, почитав его личное дело, побеседовав с ним, понимаешь, что служить он не готов. Для своих же сослуживцев он станет обузой. Вот в этот призыв один бийчанин написал заявление на альтернативную службу. На комиссии вскоре будем рассматривать. 

– Другое дело – служба по контракту. Кто ее выбирает?

– В основном приходят солдаты и сержанты запаса. Чего греха таить, социальная обстановка в Бийске непростая: работу найти сложно, а с достойной оплатой и подавно. А в армии зарплата на первичной воинской должности – рядового стрелка – составляет 20 тысяч рублей. Это без надбавок за сложность, напряженность, режим работы, без районного коэффициента и прочего.

– Можно провести параллели между срочной службой и службой по контракту? Ведь многие уверены, что второе – несоизмеримо легче.

– Есть такие профессии, к которым должно быть призвание – врачи, педагоги, военнослужащие. Приходит, например, служить лейтенант. У него есть цель – расти по службе. А другой приходит «за зарплатой». А теперь представьте: приходит служить по контракту 25-летний молодой человек на должность механика-водителя танка. Он и в 35 лет будет механиком-водителем. Да, высокопрофессиональным, но, как и срочник, он будет в дождь и в холод следить за техникой. За десять лет от такого, конечно, устаешь. Поэтому многие не выдерживают, уходят.

– Девушки сегодня идут служить?

– Очень хотят служить, но должностей, замещение которых предполагается женщинами, немного. И они, как правило, уже заняты. 

– Владимир Иванович, что бы вы сказали призывникам и их родителям?

– Прежде всего, хотел бы обратиться к тем, кто уклоняется от оповещения. Не делайте сами себе хуже, приходите в военный комиссариат. Если у вас есть вопросы – обсудим. В любом случае в будущем вы столкнетесь с необходимостью предоставить воинские учетные документы. Да и вообще, год службы, как я уже говорил, это не много. Пройдет время, и вы будете жалеть о том, что не служили, но будет уже поздно…

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: