Собственнице разрушающегося здания на Ленинградской предписывали расселить дом еще в прошлом году

Буквально за несколько дней ряд городских жилых домов недосчитался части конструкций.

«Флагманом» начавшихся в конце февраля обрушений стало задние по адресу ул. Ленинградская, 22. Вечером 22 февраля в трехэтажном кирпичном доме начал рушиться карниз здания.

— Около пяти вечера все началось. Сначала часть карниза упала, потом стали обрушаться боковые стены, — вспоминает Екатерина Бойченко. — Повезло, что людей в это время у входа в здание не было, обычно в это время идут за детьми в детский сад. Приехали спасатели, оцепили дом. К восьми вечера подъехал глава администрации.

— Мы были в гостях дочери, когда за окном что-то пролетело. Такой грохот был, мы все перепугались, — рассказывает Антонина Федорова. — Говорю: «Смотри, лавина с крыши сошла», а дочь сразу сообразила, что это крыша обвалилась. Хорошо, никого не убило. Мы поднялись на третий этаж, все как раз над нами произошло — посмотреть, не провалится ли к нам в квартиру и плитой не придавит ли?

Прибывшие коммунальщики и спасатели из вывалившихся кирпичей тут же соорудили небольшой столбик, за который и зацепили оградительные ленты. В здание людей пускали лишь за тем, чтобы те смогли собрать вещи. Находиться в доме запретили, предложив разъехаться по родственникам или временно переселиться в маневренный фонд в Боровое.

Сейчас судя по всему последуют не только аварийные работы, но и разбор документации на дом. Как поясняют жильцы дома, когда-то здание находилось в ведомстве бийского хлебокомбината №2, а до этого было городским общежитием для молодых семей. С тех пор дом претерпел ряд бюрократических изменений. Когда хлебокомбинат закрыли, здание вывели в статус нежилого, и, по словам жильцов, передали его жилтресту №1 за долги. А потом, так и кочевал дом, от одного собственника к другому… вместе с живущими там людьми.

Инна Генрихс живет тут с 1988 года. Комнату в общежитии получила ее мама. Вот только документов на жилье у этой семьи, как и у полутора десятков других, нет. Жилтрест в свое время предлагал заключить договоры соцнайма, но большинство отказались, посчитав плату непомерной.

Именно с законодательными препонами многих из жителей связывают состояние дома, которое в конечном итоге привело к тому, что здание прошлось экстренно расселять — находиться в нем попросту опасно для жизни.

— Все работы по его укреплению мы проводили собственными силами, — говорит Екатерина Бойченко. — УК брать на обслуживание наш дом не могли — документов на него нет, кто собственник — вообще непонятно. У нас среди жильцов и строители есть. В 2006-2007 годах они и помогли выложить стену, которая уже обрушалась. На кирпич мы тогда все скинулись. В течение 15 лет мы пытались узаконить свои права на жилье, Писали в бийские инстанции, в Барнаул, в Москву. Нас отфутболивали везде. В девяностые годы общежитие продали как нежилое здание, хотя в части других документов оно было жилым. До 2008 года земля и здание находились в аренде жилтреста, потом перешли кому-то в собственность. Год назад мы узнали, что земля — в собственности администрации города, а самим зданием владеет какая-то женщина, Галина Петровна, пенсионерка. Мы узнали, где она прописана, но там ее так и не смогли застать. Она от нас просто скрывалась.

С ЧП на улице Ленинградской началась и планерка в городской администрации.

— Нам нужно проверить все подобные дома, находящиеся на так называемом непосредственном управлении, — распорядился Николай Нонко, глава администрации Бийска. — Минувшие события по всей видимости связаны с погодой. Таяние снега на крышах домов, которые ненадлежащим образом обслуживаются, наверное и спровоцировали проблемы. Все это начинает бежать по стенам так, что вываливаются кирпичи.

В произошедшем чиновники винят самих жильцов: те никому за обслуживание дома не платили, вот и результат. 

— Это удобно, конечно, — не платить, — говорит Николай Михайлович. — Но любое строение, тем более многоэтажный дом, требует постоянного ухода и обслуживания. Если оно такового не получает, то начинает разваливаться, что мы сегодня и наблюдаем. Проживай, сколько будет позволено, пока перекрытия не начнут падать на голову.

Жители не согласны с утверждением чиновников, что жили тут на всем готовом, ничего никому не платя: лицевые счета есть на каждую квартиру. Большинство из живущих тут получили комнаты от хлебокомбината еще лет тридцать назад. В небольшом трехэтажном здании раньше на первом этаже располагался магазин, а выше — два этажа неблагоустроенных комнат. Потом, комнаты соединялись, и в итоге тут получилось несколько благоустроенных квартир.

После ЧП собственницу здания быстро нашли. Как выяснилось, еще в прошлом году ей выдали предписание, что дом необходимо расселять. Сейчас в администрации не исключают, что ею займутся правоохранители.

— Сейчас эти полтора десятка семей будет требовать жилье. У нас так программа переселения ветхого жилья никогда не закончится. Такие дома появляются как грибы после дождя. И все — только по одной причине — собственники не хотят следить за своей собственностью, — заметил Николай Нонко.

Жители разрушающегося дома уже встретились с представителями администрации, но как говорят, мало что из нее вынесли. Совет чиновников один: обращайтесь в суд, доказывайте, на каком основании жили в доме, все претензии — к собственнице. Кроме того, чиновники заявили, что новые квартиры жильцам расселенного общежития предоставляться не будут. Максимум, на что они могут рассчитывать — временный маневренный фонд.

Поделиться
 

Комментарии

  1. Магазиноградец

    Пока что-нибудь не рухнет, или кого-нибудь не придавит рухнувшей стеной, чиновник задницу от кресла не оторвет.
    В прошлом году было предписание, но владелица (возможно что фиктивная) и пальцем не пошевелила. И никто не проконтролировал исполнение. Дом годами «висел» в воздухе, переходя от одного владельца другому,но никому не было до этого дела. Сколько еще таких домов в городе?
    А у Нонко снег виноват.

  2. Локи

    а у тебя явно нонко только и виноват, голову включать не пробовал. проще всего обвинить того, кто руководит. а как выйдешь в город, черт ногу сломит. ладно дороги, это одно. а входы в магазины и предприятия? кто виноват? нонко! в частном секторе козьи тропы были — от ворот до дороги дорожку не могли прочистить. кто виноват? нонко. как в том стихе — по деревне прошел град — это путин виноват. нонко не оправдываю, дороги реально чистились не шатко, но блин на себя-то тоже надо смотреть!

  3. Магазиноградец

    Локи, ты уже гонорар а администрации получил? Мы, если ты не знаешь, налоги платим, на которые чиновников содержим. Выйдешь в город и видишь снежные отвалы вдоль дорог , которые за зиму и не думали вывозить. Их кто должен убирать? Горожане? Рыба гниет с головы. И не «ладно дороги», а поплывет в этом году асфальт с дорог вместе со снегом.

  4. Локи

    а ты за мой гонорар не беспокойся, свои денежки подсчитай, видать, жизнью обиженный, внимание обойденный. я просто смеюсь над тобой. как продуманый комментарий, так сразу администрация, просто людей, разбирающихся че по чем, будто в Бийске вообще нет. А то без тебя такого умного никто не понимает, что и где поплывет. ты сам-то налоги платишь? то-то в фильме про бюджет сказано что недобор в местный процентов 20. это вот так ты налоги платишь? знаю хренову кучу людей — фотографов, эстэоошников в гаражах, фрилансеров, тамадов и прочих товарищей, которые вообще на себя работают и никаких налогов не платят. а зато требуют новые дороги. ты мне ещё про транспортный налог расскажи, деятель, посмеши народ…

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: