Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Координатор бийского отряда «Лиза Алерт»: главная ошибка – невнимательность

Пять лет в Бийске существует отряд «Лиза Алерт».

Потери бывают разные, но самое страшное, конечно, когда пропадают близкие люди. Кто приходит на помощь и готовы ли бийчане выйти на поиски – об этом говорим с Сергеем Завьяловым, координатором поискового отряда «Лиза Алерт» в Бийске.

 

– Сергей, движение «Лиза Алерт» широко известно в стране. Все знают, что вы занимаетесь поисками пропавших людей. А с чего все начиналось?

 

– Отряд «Лиза Алерт» появился в Москве в 2010 году. Тогда в Подмосковье пропала девочка Лиза. С тетей они пошли в лес и заблудились. Начались поиски, к которым присоединились добровольцы. К сожалению, нашли их поздно – на десятый день. Как сказали медики, спасатели опоздали всего лишь на сутки. Девочка продержалась в лесу девять дней. Так и пришли к тому, что должен быть отряд, который, не теряя времени, будет выходить на подобные поиски. Название дали «Лиза Алерт» – по имени той девочки. А «алерт» – в переводе «поиск». Буквально через месяц появился сайт «Лиза Алерт», и началась работа.

 

– А в Бийске отряд «Лиза Алерт» как появился?

 

– Все началось в 2013 году, в августе. Тогда проходил первый поиск с широким привлечением добровольцев. Я на него попал: просто в интернете увидел объявление, что требуются люди. Решил прийти, помочь. Как пришел, так и остался с тех пор.

 

– Вы тогда понимали, как нужно вести поиски?

 

– В том-то и дело, что ничего не знали толком. Сегодня у меня уже есть понимание, что нужно делать в первую очередь, как расставить приоритеты. С «Лизой Алерт» я прошел и семинары, и тренировки, но главное, думаю, сказывается опыт. Я прошел через многие поиски, в том числе и в других регионах. А тогда, пять лет назад, мы просто ходили по району, осматривали заброшенные здания, расклеивали ориентировки. Человека, к счастью нашли. Нас это вдохновило, и встал вопрос: а почему в Бийске нет поискового отряда? Вот и решил организовать отряд. На тот момент нас было три человека. Новых людей привлекали через знакомых, через социальные сети. Да и сейчас по тому же принципу работаем.

 

– Кто откликается чаще всего – молодежь?

 

–  Не только. Это люди разных возрастов, разных специальностей. Кто-то может к нам присоединиться после работы, у кого-то есть возможность помочь в любое  время, например, распечатать ориентировки. Или у человека работа связана с постоянными разъездами по городу, скажем, он таксист и может заглянуть куда-то. Много студентов, но мы работаем лишь с теми, кому больше 18 лет, домохозяйками, пенсионерами. 

 

– Значит ли это, что вы неподготовленных людей отправите на поиски в лес, если те захотят?

 

– Нет, никто на поиски не отправит неподготовленного человека, тем более одного. Если на такой местности будут поиски и нам потребуются люди, с ними обязательно будут находиться старшие группы – те, кто уже имеет навыки поисков. Они контролируют, чтобы из леса вышло столько же человек, сколько зашло. 

 

– Где вообще мы совершаем ошибки, из-за которых человек пропадает? Можете дать советы, что делать тем, кто потерялся?

 

– Главная ошибка в том, что мы невнимательны к своим близким. Люди часто пропускают тот момент, когда человек пропадает. И это главное правило – не нужно ждать. Часто именно упущенное время усложняет поиски. Нужно сразу обращаться в полицию, обращаться к нам.

И с другой стороны, человек должен позаботиться о себе, о своей безопасности. Если вы уезжаете куда-то, уходите в лес – сообщите близким, куда именно направляетесь. Подсчитайте, к какому времени вы должны вернуться, и тоже об этом скажите. Это нужно для того, чтобы, если в обозначенное время вы не вышли на связь, близкие начали вас искать.   

Если вы идете в лес, подготовьтесь к походу. Нужно при себе иметь хотя бы минимальный набор экипировки: вода, спички, продукты. Если вы поняли, что заблудились в лесу, не нужно ходить в поисках выхода. Нужно оставаться на месте. Так найти вас будет гораздо легче и быстрее. В лучшем случае можете выйти на открытый участок – полянку например, где вас легко увидеть, и ждать помощь там. Много значит одежда. Да, привычно ходить в чем-то неброском, темном, но если одежда яркая, вы будете заметнее, и в случае, если потеряетесь, вас будет проще найти. 

 

– Если речь идет о детях или пожилых людях – они не всегда могут взять в себя в руки и вспомнить ваши советы. Получается, позаботиться об их безопасности должна семья.

 

– С детьми, конечно, главное – профилактика. Не должны дети теряться, и с ними нужно разговаривать на эту тему. На всякий случай есть ряд правил. Например, нужно почаще фотографировать ребенка. Это частая проблема – объявляем поиск, а актуальной фотографии нет. В идеале фотографий должны быть много – в разной одежде. Например, можно перед каждым выходом на улицу фотографировать ребенка. Сейчас у всех телефоны с камерами – проблем нет. Также нелишним будет наделать фото, на которых четко видно подошву обуви вашего ребенка – рисунок протектора. Это пригодится, если будут поиски.

Есть еще один универсальный совет для детей или пожилых людей, которые страдают расстройствами памяти: прикрепите к их одежде записки с именем, адресом проживания и номерами телефонов, по которым можно связаться с близкими. Ведь часто, когда пропадают пожилые люди, они и сами не понимают, что происходит, не понимают, что заблудились, потерялись.

 

– Исходя из практики когда люди наиболее активно откликаются? Когда идут поиски детей?

 

– Чаще всего да – когда потерялись старики или дети. Тогда, действительно, больше людей приходит. Мне запомнился поиск, когда в 2013 году (отряд только появился) в Бийске пропал семилетний мальчик. Очень много людей к нам тогда присоединилось. Это был, наверное, первый масштабный поиск в Бийске. Одни сидели на обзвоне, другие расклеивали объявления, третьи работали в социальных сетях – распространяли объявления и фотографии, собирали информацию от возможных свидетелей. Такая дистанционная работа тоже много значит. Например, надо побудить людей хотя бы выйти в подъезд, посмотреть, может быть, там укрылся ребенок. Ведь была уже поздняя осень, на улице было холодно. Ребенок вполне мог зайти в дом погреться. На место, откуда ребенок ушел, приезжало много людей. Причем поиски шли почти сутки поэтому одни сменяли других, проходили всю округу.

 

– Как вы взаимодействуете с полицией?

 

– Тесно. Скажу более, мы не будем начинать поиск, если не подано заявление в полицию. В большей степени это связано с законодательством. Кроме того, если человек со стороны попросит найти другого человека, откуда нам знать, зачем нужны эти поиски. Возможно, его ищут в каких-то корыстных целях.

 

– А как же правило, что обращаться в полицию можно только через трое суток после того, как человек пропал?

 

– Нет такого правила ни у нас, ни у полиции. Это миф. Обращаться нужно сразу же, как только вы поняли, что человек в беде, чтобы не терять время.

 

– Сергей, тем, кто хотел бы помочь отряду, куда обращаться и что делать?

 

– Для связи с нами работает круглосуточная федеральная линия отряда «Лиза Алерт»: 8-800-700-54-52. Звонок на нее бесплатный из любого региона России. На этот номер мы принимаем информацию по поискам. Также, позвонив на нее, можно предложить свою помощь. Можно как вступить в отряд добровольцем, но только по достижении 18 лет, так и оказать посильную помощь – это могут быть вещи, бумага для печати, фонари, батарейки. Сразу скажу: мы не принимаем деньги – у нас нет никаких расчетных счетов, интернет-кошельков и прочего. «Лиза Алерт» – это отряд добровольцев. Мы работаем только на некоммерческой основе.