Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Корреспондент «БР» отправился в рейд со специалистами административной комиссии

Как проходят заседания административной комиссии? Интересно и насыщенно. Но за этим стоит и предварительная работа – на местах.

Нередко эта работа напоминает работу следователей: долгое вглядывание в землю, опрос свидетелей и фото протекторов шин…

Поздняя осень – время подводить итоги если не года, то, по крайне мере, летних работ. Особенно коммунальных. Не успели закрыть ордер на земляные работы – добро пожаловать на комиссию: нарушение правил благоустройства.

Но нужны доказательства. И специалисты административных органов выходят «в поле». Прежде чем разбираться на месте, это самое место нужно еще найти. Как правило, передают списки проведенных летом работ через управление ЖКХ сами коммунальщики: где копали, что искали, замели свои следы или нет. Обозначения – подобающие: «у ТП», «за бг», «через пу». (Перевод на русский не прилагается.)

Бывает и так, что по факту восстановительные работы проведены, но данных об этом на бумаге нет. Значит, они числятся открытыми. Ордер не закрыт. Не по порядку – нарушение то есть. По-хорошему, нужно выезжать и смотреть: действительно ли там ведутся работы или нет.

 

 

Занимаются этим специалисты административной комиссии – объезжают по списку места, отмеченные как незакрытые. Адреса указаны, но на месте сориентироваться бывает непросто.

Например, выезд к девятиэтажке на Стахановской. Есть адрес дома. Есть информация, что рыли рядом с тепловой камерой. И все. Приезжаем на место. Прямо сразу на пути попадается тепловая камера. А вокруг – ничего. То есть никаких следов ремонта на подземных коммуникациях. Проходим по периметру дома. Есть, конечно, песочек, рытвины, асфальт не первой свежести, но разрытий нет. Как говорят специалисты комиссии, лучшие проводники – местные жильцы. Стучимся в окно припаркованной машины:

– Где у вас тут коммунальщики копали?

– Да везде, – ответ почти традиционный. И никакой конкретики.

Возвращаемся к тепловой камере. Как понять: копали или нет? Кругом земля с редкими вкраплениями асфальта. Если его и вскрывали, то точно не этим летом, а лет двадцать назад.

О, кажется, нашли! Начинается «независимая экспертиза». На асфальте, действительно рядом с тепловой камерой, есть небольшая заплатка, отличающаяся по цвету. Этот асфальт явно уложен гораздо позже окружающего. Специалисты ставят галочку: восстановлено.

Следующий адрес неподалеку. Там долго искать не приходится. Прямо по детской площадке тянется песчаная дюна, которая пересекает асфальтированную пешеходную дорожку и упирается в кусты. Жильцы вновь приходят на помощь, на сей раз с должным эффектом.

– Да, копали тут, – рассказывает женщина, выходящая из подъезда. – Вы все запишите: ничего за собой не убрали!

 

 

Другой прохожий советует заглянуть и под припаркованный тут же автомобиль: там тоже есть незалатанный участок. И вправду, тут тоже копали. Все зафиксировано.

Дальше – в частный сектор за поселком котельщиков. Тут целые котлованы, огороженные, правда, по всем правилам.  Стало быть, работы не окончены. А пора бы. Окончить все земельные работы нужно было до 1 октября. Исключение – аварийные. Снова пометка. Практика показывает, что чем дальше от глаз ведутся работы, тем растягиваются дольше. Так, на красных линиях вопросы решаются быстро (перекресток Советской и Стахановской не в счет – он стал почти визиткой города!); между домов, особенно частного сектора, ямы могут и уйти на зимовку.

Список меж тем удручающе длинный, листов на десять. А на улице не май месяц. На термометре всего четыре градуса. Порой, прежде чем сделать запись, специалисты административных органов долго дышат на пальцы.

По одному из адресов – магазин. Копали прямо у крыльца, даже клиентов приходилось пускать в обход к служебному выходу. Так что если у рядовых бийчан вопрос: «А что это вы там записываете?» – продиктован в первую очередь искренним любопытством, то у работников торговли – осторожностью и беспокойством, вспоминаются в первую очередь собственные прегрешения. Они к различным инспекциям относятся без восторга и часто принимают позицию вежливого молчания. Но узнав, что проверяют не их, становятся гораздо разговорчивее – и расскажут, и покажут, и пожалуются.

Вот и в комиссию регулярно поступают жалобы от рядовых бийчан. Такой звонок был и с улицы Ломоносова. Тут недавно отремонтировали дорогу, появился новый бордюрный камень, но жильцов здешних пятиэтажкек он не останавливает. Прямо через него переезжают машины, пересекают идущий вдоль дороги тротуар (пешеходную зону).

 

 

На грунте и отпечатки протекторов остались. Дальше едут на ночной постой под окна дома, на зеленую зону то есть. Импровизированная стоянка уже превратилась в хорошо организованную: прямо на стене дома написаны автомобильные номера, чтобы чужие знали: этот участок газона числится за такой-то машиной или мотоциклом.

Специалисты административных органов фотографируют нарушителей. Потом эти фото передадут в ГИБДД, откуда придет ответ, кто владелец авто и где он живет. Вскоре его заказным письмом вызовут на заседание комиссии. И ресурсовиков тоже.