Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Не мерьте учителя по «Физруку»: Маргарита Карпова – о статусе педагога

В пятницу, 5 октября – День учителя.

Учителя были у каждого из нас и, конечно, во многом определили то, кем мы стали. Но сами педагоги признаются: статус их профессии за последние годы снизился.

Дело не только в зарплате – дело в отношении общества, власти. К примеру, редкий праздник военных или полиции проходит вне стен Кремля, а праздник учителей на большой сцене отмечали лишь единожды. И таких пунктов, из которых складывается общая картина, набирается немало. О том, почему это произошло и как переломить ситуацию, говорим с Маргаритой Карповой, председателем профкома работников образования.

 

 

Маргарита Борисовна, предлагаю сравнить учителя советского и учителя российского. Та позиция – непререкаемого авторитета сохранилась у современных учеников?

 

– Она меняется. Не может быть одинаковой позиции, потому что слишком много времени прошло, слишком много изменений произошло в стране и в обществе. Поэтому, однозначно, статус учителя меняется. На мой взгляд, в советское время он был гораздо выше. Почему выше? В стране была целая идеология воспитания подрастающего поколения и поддержки учителя – это было всенародным делом. Со временем, когда страна стала меняться, все это ушло в прошлое. А жаль. Потому что сегодня отсутствует такая единая система. Да, многое делается, но цельности нет пока. 

Два года назад наш молодежный совет при горкоме профсоюза выиграл грант в отделе по делам молодежи и сделал социальную рекламу: повесили баннеры «Спасибо, воспитатель!» и «Спасибо, учитель!». Это всем понравилось. Все отметили, что давно нужно было больше внимания уделять социальной рекламе, а не рекламе… кас­трюль.

 

– Вопрос заработной платы также важен?

 

– Конечно. Меня никто не переубедит: на престиж любой профессии влияет заработная плата. Несмотря ни на что – на наш патриотизм, на нашу увлеченность делом – в конечном итоге учитель работает и для своей семьи, для своих детей. И учителю, как и любому родителю, хочется, чтобы его дети были накормлены, обуты, одеты, и при этом хорошо. А для этого нужна заработная плата.

Если вспомнить 85-й год, я в школе зарабатывала от 160 до 200 рублей. В переводе на наши деньги это 40–50 тысяч рублей. А сейчас заработная плата не дотягивает и до 20 тысяч – и грустно, и смешно. В этом году на 1 сентября в Бийске было 88 вакантных мест учителей. Это и преподаватели в младших классах, и учителя математики, английского языка… Неудивительно, что выпускники педагогических вузов идти в школу не хотят.

 

– А как вообще формируется образ учителя?

 

– Не хочу обидеть СМИ, но они тоже свою роль сыграли. Вспомним советское кино. «Большая перемена», «Весна на Заречной улице», «Уроки французского»... Учитель – светлый человек, уважаемый, готовый прийти на помощь. А что сегодня? «Физрук»? Да и в других фильмах, в большинстве, это черствый, отстраненный человек, которого проблемы учеников не волнуют. А в новостях сколько негатива! Конечно, нам хочется, чтобы было больше положительных отзывов. У нас много хороших учителей, на них держится образование. А в интернет зайдешь, почитаешь, посмотришь – и складывается впечатление, что у нас в школах чудовища работают, а не учителя. Ну так же нельзя!

 

– Кстати, о сети. В последнее время в интернете выкладывают поток видео­роликов, на которых ученики публично унижают преподавателей, отнимают вещи, запирают их. Как бороться с такой вседозволенностью, агрессией?

 

– Дети живут в социальных сетях, хотим мы того или нет. И какой образ учителя там формируется, так они и будут его воспринимать. На мой взгляд, социальные сети должны контролироваться. И не просто контролироваться, а контролироваться государством. Я даже думаю, что для этого должна быть создана специальная служба. Все равно, даже если родители поставят на гаджеты – на компьютер, на телефон – какие-то программы-ограничители, ребенок общается с другими детьми, до него все равно дойдет информация, посыл из сети. А голова-то еще неокрепшая, ребенок поглощает все. И в этом возрасте заложить можно много того, чего закладывать не стоит.

 

– А такой непедагогический метод, как подзатыльник, работает?

 

– Честно говоря, не пробовала (смеется). Я 25 лет работала в школе, но подзатыльники никому не раздавала. А в семье – у кого-то это в системе, у кого-то ни в коем случае недопустимо. Но я уверена, проблемы-то это не решает. В первую очередь воспитание в семье идет на примере родителей. Дети – это наша копия.

 

 

 – Есть такая распространенная картинка: какой была школа тогда и сейчас. На первой – стоит понурый ученик, а родители смотрят на него волком за то, что тот принес двойку. А теперь за то же смотрят волком на учителя. Похоже на правду?

 

 – Я бы поспорила. У меня уже внуки подросли, я у них в классе бываю на родительских собраниях. Я бы не сказала, что родители волком смотрят на учителя. В большинстве своем они понимают, что то, что учитель заложит в их ребенка, они в итоге и получат. Я до сих пор уверена, что процентов 60 моих качеств во мне заложила моя учительница – Нина Федоровна Семёнова. Я от всей души благодарна этому человеку.

Да, родители были другие. Не было такого расслоения в обществе, не было такой разницы в социальном статусе каждой семьи – это, конечно, сказывается. Есть родители, которые доброжелательны, которые с пониманием относятся к труду учителя и поддерживают во всем. Но к сожалению, есть родители, которые уверены, что учитель – это уровень технического персонала. Такое редко, но встречается. И это особенно грустно. Пусть говорят, что задача школы сводится лишь к «оказанию образовательных услуг» – это не так. Школа, образование и воспитание – неотделимы. И этот настрой педагоги передают в коллективе из поколения в поколение.