Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Потолок упал в доме, который суд обязал отремонтировать еще в ноябре

Дом в центре, недалеко от реки, на «красной линии», с высокими потолками и большими комнатами. Звучит – красиво. На деле – опасно.

Третий год в сталинке по адресу ул. Советская, 27, жители бьют тревогу – не сегодня завтра крыша упадет на голову. Оказалось, не сегодня и не завтра. Буквально вчера.  

В семьей Глушковых – четверо детей. Трое родных, один – приемный. Семья, судя и по внешнему виду, и по рассуждениям, и по квартире – приличная, работающая, ничем «таким» не злоупотребляющая. Это к вопросу о стереотипах, что в стареньких домах живут разве что пенсионеры да забулдыги.

 

 

В доме даже после ЧП – чисто и опрятно. Правда, убрать ковры и отодвинуть диван от места происшествия пришлось. А ведь как раз, куда и обвалился потолок – детская игровая зона.

Утром из всех детей дома остался только один. Двухгодовалый малыш приболел. Остальные дети были кто на занятиях в школе, кто в детском саду. Родители были дома. Мама варила на кухне кашу, папа отдыхал после смены. Как вдруг в доме раздался дикий грохот, гул и… тишина.

Все кинулись в комнату. На диване под свалившимися обломками потолка, в пыли и непонятной черной слизи лежал ребенок.  

У меня был шок, - вспоминает Анна Глушкова. – Даже сейчас слезы накатываются, когда вспоминаю. Мы влетели в комнату. Лежал наш ребенок, весь в кусках гиспокартона. Я подумала, случилось самое страшное, потому что он молчал. Потом начал плакать, я кинулась к нему. Одежда, волосы – все было в какой-то черной слизи с плесенью, пауками и мокрицами. Я его схватила и побежала в ванную – раздевать, отмывать.

Потом выяснилось, что упал не основной потолок, а затягивающий его гипсокартон. Будь это перекрытия – и беды было бы не избежать. Ребенок отделался синяками и царапинами. Но с момента происшествия мальчик так и не говорит.

 

Как быть теперь, Глушковы не знают. С одной стороны оставаться в доме страшно. Здесь говорят, что беда в дом не пришла внезапно. Напротив, ее ждали. Квартира, где потолок обвалился на ребенка - уже не первая в доме, где произошло подобное ЧП.

Первые обвалы крыши тут начались еще в январе 2015 года, вспоминает Светлана Рябова, член домового комитета. Тогда же в дом пришла комиссия коммунальщиков, но по уверению жильцов, от их проблемы отмахнулись со словами: «Потерпит крыша. Ничего с ней не случится».

 

И не случилось бы, уверены собственники квартир, если бы их дом не передвинули в списке участников программы капремонта. В первоначальной верстке программы ремонт кровли в доме по ул. Советской, 27, значился на 2018 год. Потом, формируя новые списки, члены городской комиссии его «подвинули», пояснив тем, что средств на доме пока маловато.

Действительно, по сравнению с девятиэтажкой, квартир тут немного – всего 18. Зато задолженностей у жильцов нет. Собираемость по дому – 70%. Оставшиеся 30% должны платить собственники расположенных в нем магазинов, бара и столовой.

Когда жители дома узнали, что их перенесли из программы, и не один раз (сегодня, по словам собственников, он включен в программу на 2028 год), то пошли в суд с требованием вернуть их на более ранние сроки.

 

Для этого даже заказали строительную экспертизу, с которой поначалу и обратились в управлении ЖКХ. В ней четко прописано: дом нуждается в срочном ремонте. В мэрии доверять чужим документам не стали, и заказали свой судебно-строительный акт. Но и по нему оказалось, что дом нужно ремонтировать. Так дело дошло до суда.

Суд встал на строну жильцов и согласился,что дом нуждается в ремонте. А поскольку из ближайших годов программы дом оказался вычеркнут, суд обязал, чтобы конструкции дома ремонтировал… муниципалитет. В горсуде за это время накопилось пять томов.

В мэрии решение попытались обжаловать в судейской коллегии, но все, что удалось «скостить» - лишь текущий ремонт. Ремонтировать дом все равно было нужно. Срок судебного решения был вынесен до 1 ноября.

 

В домовом комитете говорят, что прекрасно понимали - работы в этом году не начнутся, но жильцы надеялись, что в этом году по их дому хотя бы составят проектно-сметную документацию, чтобы понимать, в каких затратах нуждается дом. Но и с этим дело затянулось.

Меж тем, дом «футболят» не только чиновники, но и управляющие компании. Прежняя от проблемного здания отказалась «на всякий случай», когда стали осыпаться первые потолки. Последний год дом находится на обслуживании ООО «Время перемен».

Виктор Пасынков, главный инженер УК, цитирует выводы судебной экспертизы:

Перекрытия и крыша исчерпали свои несущие способности. Существует внезапность обрушения. Обеспечить безопасность граждан в текущих условиях невозможно.

По мнению экспертов, дом должен быть расселен и поставлен на ремонт в кратчайшие сроки. Исправить ситуацию локально, простыми подпорками – невозможно. Более того, от работ на доме отказались подрядчики, которых раньше привлекали для восстановления крыши. На такую, сказали, даже не пойдем.  

 

Руслан Курасов, депутат по округу, на котором расположен дом, говорит, что с инициативной группой жильцов познакомился еще в 2017 году. С ними ходил по инстанциям, готовил документы. В ответ слышал то же, то и жильцы, - идите в суд.

Бездействие администрации я лично расцениваю как вредительство, - говорит депутат. - Решение давно передано судебным приставам. Но вместо того, чтобы начать действия по расселению и ремонту, там ждут. Мы надеялись, что до 1 ноября будет хотя бы подготовлена смета, с которой можно было бы выходить на Думу для выделения в 2019 году денег из бюджета на ремонт этого года. Но сметы так и нет. Шли дожди, сырость скопилась. Потом все подмерзло, и потолок рухнул. Как и русской поговорке: «Пока гром не грянет…». Вот, гром грянул.

 

 

  • PS. Как пояснил заместитель главы Бийска Дмитрий Маслюк, специальной комиссией деревянные конструкции кровли признаны аварийными. Существует угроза жизни и здоровью граждан, поэтому на экстренном  заседание комиссии по ЧС, прошедшем сегодня, 4 декабря, в администрации города, принято решение всех жильцов 18 квартир расселить и приступить к ремонту кровли. Жителям будет предложено жилье в городском маневренном фонде, а также предоставлено охраняемое помещение под домашние вещи.