Банкротство – еще не приговор? В 2017 году на сахарном заводе завершается конкурсное производство

Урожай сахарной свеклы и гречихи в прошлом году порадовал. Свекловоды региона собрали 1,1 млн тонн. Это самый высокий урожай сахарной свеклы за всю историю выращивания этой культуры в регионе, причем, как отмечает ИА «ПолитСибРу», самой высокой оказалась и урожайность – около 500 центнеров с гектара. Добились рекордов и производители гречихи – ее сбор в крае превысил 570 тыс. тонн, хотя еще в 2015 году сбор гречихи составлял 417 тыс. тонн. Бийск за сельхозпредприятия может лишь порадоваться, но не взять их продукцию на переработку. 

ПОМЕРКШИЕ ИЗУМРУДЫ

И это при том, что Бийскую зону в краевом Управлении по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям называют одной из наиболее подходящей для выращивания той же свеклы. Вот уже пять лет селянам приходится выбирать другие приоритеты. В Бийске с остановкой сахарного завода свеклу не принимают, а на Черемновский возить далеко и потому дорого.

Что такое ассоциация «Изумрудная страна», уже мало кому приходится объяснять. В агрохолдинг семьи Антипиных входили самые крупные перерабатывающие предприятия Бийска – элеватор, сахарный завод, комбинат хлебопродуктов, спиртзавод и «Угринич», пусть и расположенный на территории Бийского района, но значительную часть его коллектива составляли бийчане.

Всего «Изумрудная страна» объединяла несколько десятков сельхозпредприятий в 31 районе края, на которых работало свыше 10 тысяч человек. На пике своего успеха  у ассоциации было 330 тысяч га посевных площадей, 61 тысяча голов крупного рогатого скота. По данным краевого Управления сельского хозяйства, за 2012 год доля предприятий ассоциации в краевом производстве молока, мяса и муки составляла свыше 15,5 %, сахара – 19 %, крупы – 29 %, спирта – более 40 %.

Но потом, как любят говорить чиновники, «что-то пошло не так». С 2008 года холдинг получал кредиты краевого филиала «Россельхозбанка», которые четыре года спустя обернулись уголовным делом о необоснованном получении весьма впечатляющих сумм. Изначально называлась сумма в 20 млрд руб. К октябрю 2015 года при вынесении приговора финдиректору агрохолдинга цифра была уже ниже – около 5 млрд руб.

Краевая прокуратура сообщает, что в последние дни декабря в краевой суд было передано обвинительное заключение по делу «Изумрудной страны», ответчиками по которому выступает бывшее руководство холдинга и местного отделения банка. Фигурантов обвиняют в злоупотреблениях управленческими функциями, повлекшими хищения денежных средств в особо крупном размере и тяжкие последствия для банка, единственным акционером которого является государство в лице Росимущества. По делу заявлен гражданский иск в размере 1,5 млрд руб.

БЕЗ КРЕДИТОВ – ДОЛЖНИК

Холдинг банкротился, а его предприятия оказывались в реестре требований кредиторов. Примечательно, что незадолго до краха агрохолдинга Бийский комбинат хлебопродуктов считался одним из наиболее перспективных – кредитов на нем было меньше всего.

В конце 2013 года, когда «Россельхозбанк» и «Изумрудная страна» начали обсуждать схему реструктуризации и погашения долгов агрохолдинга, Бийский комбинат хлебопродуктов должен был взять на себя обязательства других предприятий-банкротов. Комбинат, вообще не бравший кредитов, оценивался как одно из наиболее платежеспособных подразделений «Изумрудной страны», сообщает «Алтапресс», но в феврале 2016 года банк ходатайствовал о включении его в список должников с суммой задолженности более 4,8 млрд руб. Долгосрочные обязательства компании составили 9,8 млрд руб. Дело о банкротстве предприятия было возбуждено еще летом 2015 года, а в октябре 2015 года была введена процедура наблюдения. По оценкам кредиторов, восстановление платежеспособности комбината невозможно.

Сегодня комбинат хлебопродуктов в городской администрации называют одним из наиболее проблемных предприятий холдинга-банкрота. К проблемам финансовым добавились проблемы коммунальные. Как рассказал журналистам Николай Нонко, глава администрации Бийска, переход предприятия на зимний режим работы был не совсем корректным. В итоге поврежденной оказалась  система отопления. Сегодня предприятие стоит, как и сахарный завод.

ЧЬЕ ОБОРУДОВАНИЕ?

Комбинат хлебопродуктов во многом оказался связан с другим бийским предприятием холдинга – элеватором. Рабочие элеватора трудились по договору на Бийском комбинате хлебопродуктов, в итоге именно у комбината сложилась задолженность в оплате перед работниками за несколько месяцев.

В конце ноября 2015 года появилось сообщение, что барнаульская фирма-однодневка пытается захватить Бийский элеватор и даже поставила свою охрану. Сделать это удалось благодаря подложным документам и схожести названий с одним из кредиторов элеватора. Глава администрации Бийска Николай Нонко, комментируя ситуацию, говорил, что на предприятии действительно шла серьезная борьба при разделе имущества. Кто-то, прежде всего кредиторы и банковские организации, которым задолжал холдинг «Изумрудная страна», выбирали законные способы взыскания долгов, но нашлись и те, кто захотел урвать свой кусок. Однако провести рейдерский захват предприятия не удалось.

Позже в ряде краевых СМИ появилось опровержение, в котором сообщалось: 6 июля 2015 года Арбитражным судом Алтайского края в отношении ОАО «Бийский элеватор» введена процедура банкротства – наблюдение. Кредитором элеватора  является «Россельхозбанк» с суммой требований  в размере  2,7 млрд руб., которые обеспечены залогом – всем имуществом  элеватора. В связи с установленной пропажей залогового  имущества в начале октября 2015 года банк в письменном виде обратился к руководству ОАО «Бийский элеватор» с требованием обеспечить надлежащую охрану  предприятия, после чего был заключен  договор ответственного хранения с АО «Новосибирский мелькомбинат». При этом особо подчеркивалось, что никакой коммерческой деятельности АО «Новосибирский мелькомбинат» на территории и с использованием имущества ОАО «Бийский элеватор» не ведет и прибыли от ответственного хранения оборудования элеватора не получает.

МОГЛИ БЫ ПОРАБОТАТЬ

– Я пытался связаться с конкурсными управляющими и элеватора, и комбината хлебопродуктов, чтобы понимать их дальнейшие действия, навязывался на встречу,– рассказывает Николай Нонко. – Но управляющие поставлены судом и отвечают перед ним. С нами они на контакт не пошли. Меня больше всего интересовал вопрос коллектива: там вернули людей на свои рабочие места и более-менее стали выплачивать заработную плату. Оборудование элеватора действительно передано новосибирскому предприятию, и передано оно с возможностью его использования. Конечно, не все, что раньше было на этом предприятии, используется, но часть элеватора работает – крупяной цех, например. Элеватор работал совместно с комбинатом хлебопродуктов. Сегодня на обоих предприятиях введены процедуры банкротства, но предприятия вполне работоспособны. Думаю, при правильном подходе, выстроенных отношениях с сельчанами предприятия были бы обеспечены сырьем, а их продукция востребована не только в Алтайском крае, но и за его границами. У нас всегда производились неплохие комбикорма, мука, гречка. Я надеюсь, что найдется собственник, и эти предприятия заработают в полную силу.

СЛАДКИЕ НАДЕЖДЫ

«В Бийске не хватает рабочих мест, а такое предприятие, как сахарный завод, простаивает. Можно ли забрать его у неэффективных собственников и передать тем, кто может вдохнуть в него жизнь?» – такие предложения из серии «взять и поделить» от рядовых бийчан выдвигались не раз. Вот и губернатор Александр Карлин комментировал: «Мы не можем ничего ни у кого забрать. Если бы по принципу бесхозяйственного отношения мы забирали чье-то имущество, то изымать пришлось бы многое. Что касается Бийского сахарного завода, мы оказывали существенную поддержку, чтобы его реанимировать. Сейчас он находится в залоге у «Россельхозбанка». Бывшие собственники взяли под него кредит. Само предприятие сохраняется, не разграблено, оборудование на месте. Мы вместе с банком работаем над поиском такого собственника, который взял бы на себя восстановление деятельности завода. Это довольно сложно, но работа в этом направлении ведется».

«Сложность работы» – это о долгах завода. Как ранее пояснял краевым журналистам Александр Лукьянов, заместитель губернатора по вопросам сельского хозяйства, сахарный завод заложен в «Россельхозбанке», и на нем висит долг в 800 млн руб. К тому же в отличие от элеватора или комбината хлебопродуктов сахарный завод «не в полной боевой готовности». Начатый второй этап реконструкции завода, в который вложились собственники, не был завершен, и сегодня технологическая линия не способна перерабатывать свеклу.

Банк не против передать этот завод стратегическому инвестору, но вместе с долгом. Попробуйте найти такого… А ведь в планах внешнего управления значилось, что в 2016 году предприятие будет расконсервировано и запущено, а производственные мощности будут загружены чуть ли не на 80 %.
Однако предприятие не только не восстановило платежеспособность, но, напротив, усугубило свое положение.

Банкротом сахарный завод был признан в марте 2016 года. Требования доходили до 1,5 млрд руб., при том, что основных средств у предприятия было немногим более 400 млн руб. Тем не менее в Управлении по пищевой и перерабатывающей промышленности завод хоронить не спешат, поясняя, что  предприятие газифицировано, находится в хорошем состоянии, там ничего не украдено и не демонтировано. Пока на заводе ведется конкурсное производство, окончание которого намечено на 2017 год.

НУЖЕН ХОЗЯИН

Как бы то ни было, в городской администрации говорят, что отзываться плохим словом об «Изумрудной стране» было бы по меньшей мере некорректно и несправедливо.

– Они не обирали наши предприятия, – говорит Николай Нонко. – Бывшие собственники серьезно вложились в приобретенные заводы и комбинаты, а в некоторые – капитально. На том же сахарном заводе провели реконструкцию и запустили переработку свеклы. Большие вливания были на комбинате хлебопродуктов и на элеваторе. Пытались они запустить и спиртзавод. Поэтому нельзя говорить, что «Изумрудная страна» обирала бийские предприятия, это не так. Но, наверное, собственники переоценили свои силы и возможности, и вышло то, что вышло. Я им не судья. После того, как случился этот коллапс с банками, все пошло к развалу, как ни пытались наши предприятия  сопротивляться этому. Те же комбинат хлебопродуктов и элеватор применяли различные схемы: объединяли коллективы, оборудование. Есть шанс и у сахарного завода, если найдется грамотный инвестор. Исключение составляет, пожалуй, лишь спиртзавод – все-таки это очень специфичное производство, для которого требуется получение лицензии, а это довольно сложная процедура. Я уверен, что если бы предприятиям дали возможность вести самостоятельную экономическую деятельность, большинство из них выжили бы. Но судьбу их решаем на мы, а суды и конкурсные управляющие. В результате имеем то, что имеем.

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: