Росздравнадзор может приостановить работу Алтайского перинатального центра «Дар»

В редакцию «Комсомольской правды» — Барнаул» пришел ответ на запрос от Росздравнадзора по Алтайскому краю. Напомним, журналисты «КП» обратились с просьбой сообщить, началась ли проверка перинатального центра «ДАР» в связи с его неготовностью к обслуживанию пациентов и правомерностью получения лицензии. На данный момент ситуация такова, что на первом этаже ведется прием беременных и родов, а на других этажах центра полным ходом идут строительные работы.

«С 1 марта 2017 года в рамках лицензионного контроля меддеятельности проводится внеплановая выездная проверка Алтайского краевого клинического перинатального центра, — говорится в ответе за подписью руководителя ведомства Владимира Трешутина. – По ее завершению (до 29 марта) результаты будут размещены на официальном сайте территориального органа, а также в «Едином реестре проверок» Генеральной прокураты РФ».

Также в письме уточняется, что «Поэтапное лицензирование медицинского учреждения» действующим законодательством не предусмотрено. Однако очевидно, что основным принципом любого вводимого объекта, предполагающего медицинскую деятельность, является обеспечение безопасности меддеятельности и должное качество оказания медпомощи на основе стандартов».

 

Отзовут лицензию?

Какая судьба ждет центр, если ведомство выявит нарушение правил лицензирования? Свои предположения на этот счет высказал доктор медицинских наук, академика РАН, заслуженный деятель науки России, эксперт ОНФ, депутат Госдумы IV и V созывов, заместитель председателя комитета по охране здоровья Сергей Колесников:

— После ознакомления с ситуацией вокруг перинатального центра «Дар» у меня возник ряд вопросов. Первый — к местному управлению Росптребнадзора: почему оно выдало заключение о том, что учреждение соответствует всем санитарно-эпидемиологическим нормам при действующей стройке? Второй вопрос – почему Минздрав (в прошлом Главное управления края по здравоохранению и фармдеятельности, — прим. ред.) выдал лицензию недострою? Если бы этим занимался Росздравнодзар, как было раньше, такого бы точно не произошло. Но в 2011 году полномочия по выдаче лицензий на медицинскую деятельность переложили на местные органы, то есть на региональные министерства и управления по здравоохранению. К сожалению, это привело к такой ситуации, которую мы наблюдаем в Алтайском крае.

Тем не менее, после проверки, в случае выявления нарушений, Росздравнадзор имеет право приостановить деятельность лицензии «ДАРа», либо вообще ее отозвать и уведомить об этом федеральный Росздравнадзор. Это следует из письма от 25 января 2017 года за подписью начальника ведомства Михаила Мурашко. Оно опубликовано на официальном сайте (www.roszdravnadzor.ru – прим.ред.). Я не исключаю, что это письмо было составлено как раз в связи с ситуацией с «Даром».

 

Сразу на все

Как пояснил Сергей Колесников, существует лицензирование отдельных видов медицинской деятельности. А видов множество — 1,5–2 тысячи. Лицензия нужна на каждый.

— Например, в здании полностью оборудовали только поликлинику, а остальные этажи не готовы. В таком случае можно получить все необходимые заключения на лицензию на поликлиническую деятельность. Но только если помещение ПОЛНОСТЬЮ изолировано от других этажей, где завершают ремонтные работы. То есть должен быть отдельный вход и так далее. Позже, с вводом других отделений, можно получать лицензии на другие виды деятельности.

Но в данном случае лицензию недострою, в котором работал только ОДИН этаж, выдали сразу на ВСЕ предусмотренные центром виды деятельности, акушерскую в том числе (отметим, что документ имеется у нас на руках). А ключевых-то отделений по факту в центре пока еще нет! Тем не менее, там принимают роды. Например, 8 февраля, когда на свет появилась Настенька Найдешкина, в перинатальном центре не было даже действующей операционной! А ведь ее мама находилась в группе риска. Для чего нужна такая рулетка? Чтобы отрапортовать о том, как все хорошо, но при этом подвергая серьезной опасности рожениц?

 

Пахнет коррупцией

Возможно, ответ на этот вопрос кроется в главной российской беде – коррупции.

— Это вопрос о некой коррупционной составляющей. Все деньги, за которые надо отчитаться, освоены. А объект не достроен. Куда делась часть денег? Чтобы скрыть этот момент, надо было как можно скорее открыть учреждение и создать видимость работы. Мол, все освоено, все работает, – рассуждает Сергей Колесников. – А как недострой умудрились сдать в эксплуатацию? Законно это сделать невозможно. Вот эти вопросы надо бы задать правоохранительным органам, в частности, прокуратуре.

Кстати, некоторые щекотливые вопросы по строительству журналисты «Комсомолки» хотели задать Надару Шония – руководителю фирмы «Селф», которая выступила генподрядчиком строительства. Но он оказался неуловимым. В приемной постоянно говорили, что руководитель занят, на выезде и прочее. Предлагали перезвонить попозже. А в последний раз прозрачно намекнули, что звонить вообще не стоит.

— Он сказал, что, скорее всего, комментариев вам не будет давать, — сказали журналистам в приемной.

 

Кошелек или жизнь?

Что мы имеем на данный момент? С одной стороны чиновники стараются как можно быстрее отчитаться о потраченных на «ДАР» деньгах, с другой стороны — показывают по телевизору счастливые роды. Но все же, в ситуации, когда речь идет о жизнях женщин и младенцев, спешка и показуха совершенно не уместны.

— Может быть, местный Минздрав захотел выслужиться перед губернатором, или губернатор приказал в срочном порядке отчитаться за выделенные миллиарды? – предполагает еще одну причину столь быстрых действий Сергей Иванович. — Тогда это должностное преступление и тут грозит уголовная ответственность.

Мало того, открытие нового перинатального центра «ДАР» послужило началом процесса оптимизации системы родовспоможения в регионе. «Комсомолка» уже писала, что в регионе повсеместно ликвидируют роддома и акушерские отделения, сокращают количество коек в оставшихся.

— В новом центре появилось определенное количество коек, значит, нужно сократить столько же коек в других учреждениях. Вот только койки-то эти пока что на бумаге существуют! А куда, простите, женщин девать, если фактически коек нет? – недоумевает Сергей Колесников. — Непонятно стремление местных властей бежать впереди паровоза и докладывать о выполнении невыполненного задания власти высшего уровня.

 

Кто крайний?

Ответственность лежит на тех, кто подписал акт приемки-сдачи здания и тех, кто выдал лицензию, говорит Сергей Иванович:

— Лицензию, как мы знаем, выдал Минздрав. А вот акт приемки-сдачи со строителями, скорее всего, подписал главный врач перинатального центра. По сути, именно он и становится крайним (главврачом «ДАРа» является Ирина Молчанова, — прим. ред.).

А вот губернатор, на взгляд Сергея Ивановича, не причем. Он не подписывает документы – для этого у него есть так сказать специально обученные люди. А еще куча организаций и ведомств, которые должны все это контролировать (в том числе местные Минфин и счетная палата). Но в первую очередь, контроль должен осуществлять вице-губернатор по социальной сфере. Только вот в декабре 2016-го, в момент получения лицензии, такового в Алтайском крае не было. Напомним, вице-губернатор Даниил Бессарабов в октябре 2016-го перешел в Госдуму, а Надежда Капура, зампредседателя правительства края, в должность вступила только с января 2017 года.

В любом случае, делать конкретные выводы пока рано. Подождем результаты проверок. Помимо Росздравнадзора их еще проводят прокуратура Алтайского края и региональное управление Роспотребнадзора.

Поделиться
 

Оставить комментарий Правила комментирования

Войти с помощью: