Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Лучшее за год. Три истории переселенцев из ветхого жилья в Бийске

Некоторые жильцы домов на ул.Социалистической и Горно-Алтайской находятся на грани того, чтобы вскоре стать бомжами

С Константином Капустиным мы познакомились, когда делали материал о жизни инваспортсменов в Бийске. Он сразу произвел впечатление очень позитивного и активного человека. Несмотря на травму, Костя добился успехов в спорте, и даже стал тренировать инваспортсменов физкультурно-оздоровительного клуба «Пересвет» (подразделение СК «Заря»). Но, как оказалось, что у молодого парня большие проблемы. При выселении из ветхого жилья, его малая площадь комнаты в 9,8 кв.м. послужила причиной, чтобы  ему предложили деньги, а не другое помещение. Да такие, что до статуса «бомж» – рукой подать.

История Кости и других переселенцев с домов по улицам Социалистической и Горно-Алтайской – в материале «БР».

История первая: жилье дали

На табличке дома на ул.Горно-Алтайская, 87/1 значится информация: здание аварийное, и должно быть расселено с 2019 по 2025 годы. Жили тут, как принято считать, не только асоциальные личности. Хотя, куда без них. Но в большинстве своем – трудяги. Готовые на все, чтобы получить хоть небольшие, но свои квадратные метры.

Фото: Сергей Кулыгин

Татьяна Ивановна владеет «квартирой» в 18 квадратов больше двадцати лет. Она одна из последних переселенцев, которые успели «схватить удачу за хвост». В новом доме женщине дали на девять квадратов больше, чем сейчас.

– Никаких условий тут никогда не было, как и ремонта, – рассказывает она, впуская корреспондентов «БР» в свои скромные апартаменты. – Но я квартиру получила, меня переселяют в этом году, других – в 2022. У меня было 18 квадратов, дали 26. Не сегодня-завтра, я уеду, вот за Костю переживаю.

Свою комнату они когда-то с мужем, когда он еще был жив, увеличили за счет сарайки – сделали ванну, туалет поставили. На небольшой площади разместились диван, плита, ванна, где из крана активно капает вода (мужских рук теперь не хватает). Но Татьяна Ивановна уже не переживает, квартиру все-таки дали. Даже в этом «бараке» видно, что хозяйка старалась, поддерживала чистоту.

Фото: Сергей Кулыгин

– От нас все отказались, – вздыхает она и зовет посмотреть на трубы отопления в коридоре. – За свет платим, как в благоустроенной квартире, за воду,  горячую и холодную.

Ее сосед, человек более слабый и немного пьющий после смерти жены, тут же, на площадке. Разговор поддерживает бессвязно. Ему квартиру тоже дали, и даже больше, чем у него была.

Коридор дома сплошь состоит из проваливающихся досок. По ним можно дойти до очень грязного туалета и душа. Хотя и им оставшиеся жильцы рады. Из-под разбитых досок торчат трубы отопления, и место немедленно облюбовали кошки и бомжи. Из-за последних уже три раза случался пожар.

Фото: Сергей Кулыгин

А на втором этаже, куда, казалось бы, и подниматься-то опасно (наш фотокорреспондент делает это на свой страх и риск), еще живет бабушка.

Дом на ул.Горно-Алтайская, 87/1 примерно 1957 года. Это общежитие когда-то принадлежало «Химкомбинату».

У старушки «своих» всего 15 квадратов, хотя она давно заняла почти весь пролет. Кому он теперь нужен? Бабуле предлагают деньги, без новых вариантов переселения. Как ей, одинокой, распорядиться небольшим «откупом», она пока не знает.

История вторая: предложили деньги

– По плану нас здесь уже здесь нет, – говорит Константин Капустин, проводя нас по мрачным коридорам дома на ул. Горно-Алтайская, 87/1.

Официально этот молодой мужчина следит за помещением в клубе «Пересвет». Неофициально – работает с инвалидами, готовит их к соревнованиям по теннису. Причем, весьма успешно. Его ребята занимают лучшие места, приносят клубу золотые медали и материальные награды. Ранее Константин работал в «Жилтресте №2», более десяти лет за эту квартиру, даже не в полные десять квадратных метров (всего 9,8 кв.м.). Сейчас у него сняли группу инвалидности, полученную в ДТП (серьезная травма головы), потому что он не лежал  в больнице, как полагается. А не лежал, потому что работал. Сейчас группу инвалидности надо восстанавливать.

1 из 35

– По старой памяти, работаю с инвалидами, езжу по турнирам, теннисом занимаюсь, – говорит Костя. – Теперь здоровья нет, зарплата небольшая. Где только не приходится подрабатывать… И в такой трудной ситуации мне сказали, что дадут за квартиру 360 тысяч рублей. Дом расселяется, у меня лежит оценочный лист в 146 страниц. И один квадратный метр определен в 36 тысяч рублей.

Когда «Химкомбинат» развалился, его общежитие отдали в жилищный фонд Бийска. Константин Капустин тогда работал в «Жилтресте» уже более 10 лет, и комнату в 9,8 кв.м отдали ему. Он переживает, что надеяться ему не на кого. Многим его соседям дали жилье больше, потому что  у них квартира была оформлена договором социального найма.

– А у меня – приватизирована, – говорит он. – И здесь много таких людей. Нанял юриста, чтобы в суд подавать, а он 15 тысяч рублей взял, да только исковое заявление написал и в Роспотребнадзор. Из  комнаты №15 нашего дома, я знаю, им на семь квадратов больше дали. Так бы у меня тоже минималка была, что-то типа гостинки можно приобрести.

Константин обращался и в Прокуратуру, но там сказали «Ничем помочь не можем: вы и не инвалид уже, и даже не сирота».

– А я всю жизнь работал, как честный человек, и что теперь? По документам –  здоровый мужик, который может себя обеспечить. Здесь остались только люди, попавшие в трудные жизненные ситуации: кто-то сломался, кто-то спился. Но мы же живые, нормальные люди! А из нас делают бомжей. Хорошо, что свет и тепло пока есть, еще не отключили.

История третья: жилье, да не то

Ирина Филатова соседка Кости, проживает с мужем Олегом в одном из домов, подлежащих скорейшему расселению.

– Я здесь живу лет 30, если не больше. Инвалид первой группы, ноги почти не слушаются. На переселение нам дали квартиру на шестом этаже, где одни коридоры чего стоят – туда даже моя коляска не входит.

Фото: Сергей Кулыгин

По закону, конечно же, инвалидам нельзя предоставлять жилые помещения хуже, чем у них были. Но у Ирины именно тот случай: шестой этаж. Как только лифт будет не в строю, она окажется пленницей своего дома. Вместо аварийных 18 квадратов семье щедро дали целых 20. И ничего, что только коридор отнимает восемь из них.

–  Прохода вообще нет, – жалуется девушка. – Здесь у меня даже на 18 квадратах все стоит по местам, и холодильник, и шкаф. Но в новой квартире все не для инвалидов: запихали меня на шестой этаж, там одни коридоры. Машинку стиральную негде подключить. Да что там – холодильник-то некуда поставить! Инвалиду первой группы вообще нереально выжить. И ни в туалет, ни в ванну, я там зайти не смогу, это самое главное! В Прокуратуре мне в моих претензиях отказали.

Фото: Сергей Кулыгин

Здоровый человек, не то что инвалид, не сможет передвигаться по «квартире-муравейнику», уверен муж Ирины. А ей нужно обязательно делать гимнастику, гулять и дышать свежим воздухом.

– В край мы уже ездили, писали в Прокуратуру, нам отказали, – рассказывает Олег. – Отсюда гонят, пугают, что судом выселят. Но куда же они нас выселят, на улицу? Настоятельно «рекомендуют» подписать бумаги, потому что «другое жилье вам никто не даст». Да, здесь опасно находиться, с потолка куски падают, а делать его уже и смысла нет. Все провода провисают. Экспертиза вынесла постановление, что в этих домах не то, что проживать, находиться рядом нельзя.

Фото: Сергей Кулыгин

Но новую квартиру дают не в собственность – продать и обменять ее нельзя. Поэтому халатно отнестись к выбору человеку с пожизненной инвалидностью нельзя.

– Ладно бы на месяц-два я туда заезжала, я бы перетерпела. Но на всю оставшуюся жизнь… Ноги просто атрофируются, там лежать, – объясняет Ирина.

Фото: Сергей Кулыгин

Местная администрация решила вопрос по своему: семье переселенцев-бунтарей на дом прислали соцзащиту. Которые предложили… различные крупы.

– Да нам жить негде, а вы крупы предлагаете! – возмущается Олег. – А с квартирой, говорят, ничем помочь не можем. Развернулись и ушли.

Семья много не просит – дайте те же 18 квадратов, но на первом этаже, да без коридоров. Новую мебель покупать они не смогут.

– Мы не просим ничего, забрали 18 – отдайте столько же, а не восемь квадратов коридоров! Туалет вписали туда же, и оставили шесть квадратов жилой площади, где одна кровать рядом с плитой входит! Она там ляжет и умрет  просто, – переживает муж Ирины.

Сейчас ему приходится осваивать профессию юриста: разбираться в судебных тяжбах и учитывать все тонкости переписки с судебными инстанциями.

Фото: Сергей Кулыгин

«Тут все висит в воздухе: кто победит», – как-то обреченно говорит Костя Капустин. Его соседям, так или иначе, повезло больше. А в администрации «БР» заверили, что «увы, но все так, как есть». Костя получит свои деньги, на которые не сможет купить жилье.  Потому что за честно заработанные десять квадратов, (а таких маленьких помещений больше не строят) ему «лишнего ничего не дадут».

Комментарии (2)

1000

Авторизоваться:

Гость

Какой е...ный п...ц!!! (((((

Гость

я так понимаю, что если стены, перекрытия и фундамент здания находятся в плачевном состоянии, то оно уже не подлежит полному капитальному ремонту и реконструкции с временным расселением жильцов