Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Всегда на высоте: промышленный альпинист из Бийска о работе и ежедневном риске

Чем представители этой экстремальной профессии занимаются в Бийске и не страшно ли им?

Профессия промышленного альпиниста до сих пор овеяна целым облаком мифов: о том, что работать на высоте могут только авантюристы и бывшие скалолазы. Или же, что заработать здесь сложно из-за сезонности работ.

Сергей Коробченко – руководитель предприятия по промышленному альпинизму, работающий в этой сфере более 13 лет, рассказал «БР» о тонкостях специальности, страхе высоты и бийчанах, которые грозят «перерезать веревку».

Профессия молодых

  • Сергей, вы помните, когда впервые пришли в профессию?

– Это случилось в 2007 году, когда это направление было очень востребовано. Конечно, на тот момент у меня преобладал финансовый интерес, потому что специальность более высокооплачиваемая, чем иные строительные профессии. Я прошел курсы в учебном центре, здесь, в Бийске. Не знаю, существуют ли они сейчас или нет, но тогда профессия называлась «монтажник-высотник с разрешением применения систем канатного доступа». На промышленного альпиниста в городе тогда не обучали.

  • Помимо теории, была и «проба высоты»?

– Да, вообще, посвящение в альпинисты происходит довольно интересно. Более опытные наставники сначала показывают принцип работы снаряжения: как правильно вязать первоначальные узлы, проверять оборудование. И далее осуществляется спуск на веревках с высотного здания. Проверяют, таким образом, на профпригодность. Боишься ли ты высоты, комфортно себя чувствуешь или нет.

  • Есть те, кто отказывается идти в промальпы уже на данном этапе?

– Больше скажу, отказываются еще на этапе, когда поднимаются на крышу. Или уже оттуда смотрят вниз, и понимают, что это не для них. Бывает, что осуществляют первый спуск, но впоследствии отказываются работать.

  • А вы свой первый рабочий спуск помните?

– Я устроился на работу промышленным альпинистом в компанию, которая работала не только по городу, но и по России: были командировки в Кемеровскую область, Республику Саха (Якутия) и другие места. По Бийску осуществляли в основном ремонт межпанельных швов, окраску фасадов, мелкосрочные работы. Первый спуск был с крыши девятиэтажки на улице Декабристов: мы с парнями туда поднялись, меня привязали, объяснили еще раз, как пользоваться оборудованием, проверили все крепления и узлы, и вместе с бывалым альпинистом мы спустились. На высоте он объяснил принцип работы, и после этого я принял для себя решение.

  • И тогда, и сейчас, наверное, часто задают один и тот же вопрос: вам страшно?

– Не сказать, что страшно, но легкое чувство тревоги не покидает в принципе. Эта работа, на которой выделяется адреналин, потому что это всегда риск, присутствует ощущение опасности. Профессия «молодая», то есть здесь есть определенный возрастной порог: если ты никогда не занимался верхолазными работами, то после 30 лет очень сложно начинать. Молодыми намного легче все переносится.

  • Есть возрастной ценз? Если ты стал старый и толстый, можешь продолжать работать промальпом?

– Работать можешь, но я сразу скажу – с возрастом, во-первых, падает производительность у человека. Во-вторых, ему намного тяжелее все дается. У меня есть знакомые верхолазы, которым и за 50 лет. У нас в компании, в том числе, работает мужчина 57 лет. Но он этим делом занимается больше 20 лет, бывший выходец из скалолазов, и чувствует себя комфортно. У него до сих пор есть чему поучиться, работу свою делает на совесть.

  • Спектр работ, которые может выполнять промальпинист достаточно широк. Чем вы занимались?

– Массой работ. Начиналось все с ремонта межпанельных швов, потом мы занимались окрасками фасадов, емкостей, пескоструйной очисткой, металлоконструкцией емкостей, химзащитой, тепловой изоляцией, футеровочными работами (облицовкой стойкими материалами – прим.ред.), кровельными и фасадными работами. Помимо верхолазной профессии, нужно овладевать и общестроительными, такими как: штукатур, маляр, сварщик, монтажник. Любое новое умение всегда идет в плюс.

  • Сейчас в Бийске эта профессия востребована?

– Востребована, но людей, обладающих этой специальностью стало довольно много. Условно говоря, раньше по городу было, допустим, 50 человек, а сейчас даже посчитать не получится.

Высота не терпит спешки

  • Этот  адреналин, который вы получали в профессии, работая на высоте, по-прежнему вам необходим? Ходите в горы, чтобы вновь его почувствовать?

– В горы не хожу, предпочитаю другие виды развлечений. Но скажу честно, после окончания сезона по верхолазу, к весне, очень хочется снова начать лазить на веревках, получить этот прилив бодрости. Потому что это воспитывает характер, молодит организм, в каком-то смысле.

  • А доход хороший приносит?

– Все зависит от навыков. Быть верхолазом мало, надо владеть и строительными специальностями. Недостаточно «красиво висеть на веревке». По моему мнению, эта профессия одна из самых высокооплачиваемых в строительной сфере. Даже по нашему Алтайскому краю.

  • Это потому, что она все равно опасная. Были случаи в практике, когда буквально «висели на волоске»?

– Были даже моменты, когда мысленно прощался с жизнью. Верхолазные работы не терпят спешки – когда готовишься к спуску, проверяешь узлы, оборудование на исправность, нужно быть предельно внимательным. В один момент можно что-то не совсем качественно закрепить, задумавшись, и эта оплошность обернется против тебя. Поэтому достаточно долгий период, пока не станешь опытным, всегда есть старший, который за тобой проверит, посмотрит, подскажет тебе - здесь существует своего рода «братство». Спасало всегда, что помимо основного оборудования есть страховочное. В случае чего, жумар (элемент снаряжения альпинистов, зажим – прим.ред.)  зафиксирует тебя. Не даст упасть.

Как-то парни работали на «Коксохиммонтаже», а высота там очень большая, ветер сильный. И человек, который внизу работал на грузоподъемном механизме, не правильно понял условный сигнал. Начал поднимать оборудование вместе с альпинистом. В таком случае человека может зажать, обрезать веревки, в некоторых случаях – даже обе. Тогда все, к счастью, закончилось хорошо.

  • А разве не проще по рации все объяснять?

– Не всегда есть такая возможность. Если работаешь там, где высокий уровень шума: на ТЭЦ или заводе, например.

  • А погодные условия учитываются? В каких случаях верхолаз может быть не допущен к работе?

– Конечно, в дождливую погоду и при скорости ветра более 15м/с работать верхолазу категорически запрещается.

Старший бригадир всегда проверяет персонал на готовность к выполнению работ. Если не совсем здоров, злоупотреблял алкоголем в предыдущий день (хотя такое у верхолазов не практикуется)  – к работе не допустят. Также ни в коем случае нельзя работать, если что-то болит, потому что здесь необходимы «все конечности» и светлая голова.

  • Сложнее тем, кто работает на лесах или веревках?

– Собственно говоря, есть разделение. Есть монтажники, которые работают с лесов, а есть верхолазы, работающие с применением альпинистского снаряжения. Монтажники, 9 из 10 говорят о том, что им удобнее работать с лесов, вне зависимости от того, где они смонтированы. А что касается меня и многих других верхолазов, они предпочитают работать с применением альпинистского снаряжения. Закрепили, проверили, спустились  - и нас ничто не беспокоит. 

За окном не пейзаж, а верхолаз

  • Оборудование в этой сфере, наверное, тоже совершенствуется? Становится более безопасным?

– Безопасность зависит от самого человека, а оборудование становится более удобным. Допустим, если раньше мы применяли более простые устройства для спуска: «восьмерку», «жука», «лесенку», то сейчас некоторые применяют «спусковушки» системы «спецназ».

Опять же, раньше они были трехроликового типа, теперь есть и двух- и однороликового, с тормозом. И многие другие профессиональные тонкости. На все оборудование есть гарантия, вплоть до карабинов – они могут выдерживать большую нагрузку: 1200, 1700 кг, и даже 2,5 и 5 тонн. Запас прочности у такого оборудования очень большой. Верхолазные веревки тоже делятся на два типа: выдерживающие статические и динамически е нагрузки.

По окончанию сезона, промальп должен проверить свое оборудование на исправность, сдать его, и вновь сможет применять в новом сезоне. Но мы перестраховываемся, и каждый раз делаем замену, а веревки прошлого сезона используем как дополнительные – поднимать небольшие грузы. Вообще, что касается веревок – не было такого случая, чтобы она просто изорвалась. Всегда на это есть причины.

  • Какие? Об крышу истерлась?

– Абсолютно точно. Самые опасные места, если брать гражданские объекты, пяти- и девятиэтажные дома. Веревку обрезать можно об край крыши, край балконного козырька, выступающие отливы – потому что когда висишь с нагрузкой на веревке, она очень быстро протирается об него, как об бритву. Когда спускаешься с крыши, за этим нужно обязательно следить. Если есть острый козырек, либо ставится специальное приспособление в виде деревянных брусков, либо накладывается кусок плотной резины. На момент перегиба крыши, если там острое бетонное основание, применяются также пожарные и резиновые рукава.

  • Это все - технические опасности. А жители домов представляют угрозу?

– Жители в основном все адекватные, но есть отдельная группа граждан, которая ведет себя агрессивно. Допустим, верхолаз начинает долбить межпанельные швы, издает иной шум. Высовывается из окна человек, начинает ругаться, некоторые даже угрожают обрезать веревки. Но вообще, в принципе, все настроены дружелюбно – предлагаю чай, даже накормить обедом или ужином могут. Как правило, никто в стакане воды не откажет. Случаев на моем веку, чтобы человек реально нападал и пытался отрезать веревки – не было.

  • А не пугаются, когда за окном верхолаза видят?

– Постоянно! Есть эффект неожиданности, когда сидишь дома, занимаешься своими делами, и вдруг в окне появляется человек. Любопытные -высовываются, кто-то шторки задергивает. А некоторые начинают сразу и себя, и дом приводить в порядок. Как правило, относятся к человеку за окном с улыбкой.

«Сидячая работа», но не в офисе

  • А в Бийске какие услуги больше всего востребованы?

– Ремонт фасадов, покраска домов (особенно, когда была федеральная программа). Яркие дома наукограда – наших рук дело. Также у нас есть договоренности с управляющими компаниями, до зимы они собирают заявки на ремонт межпанельных швов, у кого-то есть потребность в окраске фасада, у кого-то в ремонте или утеплении. Сейчас это очень актуальная тема.

  • Есть у вас на памяти работы, которые было интересно выполнять?

– Они все по-своему интересны. Мы работали и в условиях крайнего Севера, и в Сочи, и на Дальнем Востоке, и даже в горах. Потому что помимо промышленного альпиниста, который работает по городу, есть верхолазы, которые, например, по скалам тянут улавливающую сетку от камней. Чтобы предотвратить опасность обрушения или лавины.

  • А букет в окно передать, котенка спасти?

– Бывает и такое. А еще когда дверь захлопнут в квартиру, или отлив от окна отпал, надо прикрутить. И окна помыть, если человек боится даже выглянуть – обращаются к верхолазам, они проводят уборку балкона и окон снаружи.

  • Работаете и при отрицательных температурах?

– Да, но здесь надо понимать, что верхолаз находится, по большей части, в неподвижном состоянии, сидя, и время работы ограничено. Ему необходим перерыв. В зимних условиях время работы уменьшается, а отдыха – увеличивается.

  • Есть ли соревнования по данной специальности, курсы повышения мастерства?

– Конечно. В этой профессии надо делиться своим опытом с другими людьми, и это нормально. По России есть центры, которые обучают именно промышленному альпинизму. Объясняют предназначение оборудования, учат поведению в стрессовых и экстремальных ситуациях.

  • Вам случалось, как руководителю, говорить человеку, что ему лучше не заниматься этой профессией?

– Да. Бывает, человек уже отработал определенный период, но ему каждый день страшно. Во время работы он находится в состоянии стресса, соответственно, качественно ее не выполняет, нет должной скорости. В таком случае нет уже смысла пересиливать себя. Тут третьего не дано: либо ты готов идти на риски, либо нет.

  • А женщин в этой профессии нет?

– Есть, но у нас в городе не видел ни одной. Лет 10 назад работали: некоторые даже чуть лучше мужчин.

  • А почему «перевелись»?

– Потому что раньше больше девушек работали по специальностям штукатуров, маляров, вот и шли в смежную сферу. Но вообще, профессия верхолаза еще и сложна физически. Если, например, прокладывать электрокабель на высоте еще не очень тяжело, то там, где надо долбить киркой или перфоратором, нужно быть физически развитым. Плюс оборудование, которое крепишь на себя – дополнительный вес.

Хотелось бы сказать в конце, что все верхолазы, которых  я знаю – с сильным характером. Здесь не работают люди, слабые духом, таких профессия просто не принимает.

Комментарии (5)

1000

Авторизоваться:

Василиса

Интересная статья, и есть множество профессий, о которых было бы интересно прочитать в таком вот формате.

Анна

Неблагодарная работа

идя

а кто это на фото то? КАК ЗоВУТ ТОГО КТО НА ФОТО? НА ФОТО НЕ СЕРГЕЙ! кто это на фото????? БР ПОЧЕМУ НЕ ПИШИТЕ КТО НА ФОТО?

идя

ну так и где ответ то БР ???? КТО ЭТО НА ФОТО? имя можете сказать???? РАССКАЗАЛИ ПРО СЕРГЕЯ НО НА ФОТО НЕ СЕРГЕЙ! КТО НА ФОТО? почему молчите то?

Не гость
идя, на фото ребята, которые работаю в компании Сергея, сам он в настоящий момент занимает руководящую должность
Ответить