Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Бийчане уверены, что в их многоэтажке открыли частный хоспис

«Приезжайте, у нас в доме хоспис незаконно открыли!» - так обратились к нам жители дома по адресу пер. Дружный, 11.

У подъезда встречает толпа людей. Все возбуждены и возмущены. Просим объяснять по порядку. Оказывается, после Нового года в одной из квартир на первом этаже стали происходить странные вещи. То и дело сюда подъезжают машины, из которых выгружают пожилых людей, лежачих больных. Ситуация, конечно, мягко говоря, необычная.

Уже вскоре по подъезду, да и по всему дому, стали расползаться разные версии того, что происходит в квартире. В итоге жители сошлись во мнение, что у них в подъезде кто-то открыл частный хоспис – место, куда за определенную плату не самые родные и близкие люди могли сдавать с глаз долой надоевших стариков и безнадежных больных. В качестве подтверждения своей теории жители приводят факты, что из квартиры постоянно раздаются крики, протяжные стоны и неутихающий кашель. А еще с незавидным постоянством у подъезда дежурят машины скорой помощи и катафалк, который, судя по надписям на автомобиле и номерам, относится к новосибирскому похоронному дому.

Узнать, что происходит в квартире, жители пытались не раз. Приходится ее брать чуть ли не штурмом. Дежурящие в ней мужчины в дом никого не пускают. Поэтому все разборки и препирательства происходят на лестничной клетке.

 

На одну из таких «встреч» жители позвали и журналистов. Еще общаясь на улице, мы замечаем: в подъезд кто-то заходит в форме, напоминающей одежду медиков скорой. Рослый крепкий мужчина поглядывает в сторону жильцов и проходит в подъезд. «И они там все такие – здоровые», - полушепотом говорят бабушки, намекая, что, мол, в квартире могут твориться и совсем нехорошие дела – может быть, туда свозят одиноких людей, которых заставляют отказываться от квартир?

Сколько за дверью людей, можно только догадываться. Лишь одному жителю дома - Николаю Шалаеву удалось однажды попасть в квартиру. Тогда в квартире на первом этаже перекрыли воду, в трубах произошла усадка и на четвертом этаже стояк «зафонтанировал». Тогда Николая Васильевича в дом пустили: он помог справиться с бедой.

- Я был в этой квартире, когда здесь еще были нормальные хозяева, знаю, где что у них на трубах. Тогда и увидел, что там творится, - вспоминает Николай Васильевич. - Мне кажется, там, в «двушке», живет человек пятнадцать. По всему периметру комнат – диваны, кровати, лежаки какие-то. Несколько людей – лежачие, остальные – ходить могут. И, конечно, запах специфический – представляете, столько пожилых людей  одном месте! Мы не понимаем, как вообще можно было такое учреждение в обычной квартире отрыть. Для этого же есть специальные положения: что должно быть обособленное помещение, с обученным медперсоналом. И у постояльцев справки должны быть: с какими диагнозами они лежат. Может быть, там инфекционное что-то?

На сей раз после долгих стуков, дверь все же открыли. На пороге показываются два мужчины. Один быстро выходит из подъезда, другой остается в дверях. Он робеть не стал, и с порога заявил: «Как же вы надоели!»

На вопрос, что происходит в квартире, мужчина заявляет: «А что происходит? Живем мы здесь! Мы не имеем права запускать вас. Мы вам мешаем разве? Это вы сами шумите.  Ночью спасть невозможно: здесь вот топают, сверху дети какие-то, рядом кто-то бегает постоянно. Но мы же не жалуемся. Мы люди, каждый по-своему живет. Кто-то стучит, кто-то ремонт делает, кто-то телевизор смотрит. У нас никто не пьянствует, никто даже не курит. Зайдите в любую квартиру – вы там все курите и бухаете!».

Соседи тоже не пасуют:

- Если в каждой квартире, которую снимают, организуют публичный дом или казино - вы знаете, каково жильцам будет? А здесь – больные люди. И не известно, чем они болеют!

- А вы сами-то здоровы? – отвечает мужчина. - Давайте сходим в больницу и проверим, кто из нас здоров, а кто болен.

- Продайте квартиру, купите дом, и собирайте хоть пол-Бийска!

- Вопрос решается!

Препирательства в том же тоне идут еще долго. В это время за спиной мужчины появляется бабушка лет 80. Там же, в глубине комнаты угадываются черты мужчины, сидящего на диване. Вот что примечательно: в квартире тотального бардака и грязи не видно, бабушка – в зеленой сорочке, судя по яркости цвета, совсем новой, не выляневшей, мужчина – в чистой футболке. На лице у женщины – глубокая тоска, и, похоже, некая обида по отношению к соседям. Есть ли кто-то еще в комнатах – не видно. Однако очевидно, если бы этих людей там держали силой, вот он – шанс подать знак о помощи. Но нет, они прячутся за спиной «защитника».

 

Разбирательства на лестничной клетке ничем не закончились, кроме заверений, что «обитель» покинет этот дом. 

Жители в свою очередь процесс пытаются подстимулировать как могут. Правда, реакции на их жалобы пока не много. Обращались и в полицию, и Роспотребнадзор, и в налоговую. Отчеты типичны: поводом для вторжения в частную собственность нет.

В УК «Единство», обслуживающей дом, говорят, что и к ним жители написали письмо. Коммунальщики происходящим в квартире обеспокоены не меньше – их мастера так же не пустили даже на порог.

- Мы пытались связаться с собственником квартиры, но отклика так и не дождались. Он неохотно с нами разговаривал. Сказал, его квартира – что хочет, то и делает, - говорит Надежда Рычагова, руководитель УК. - Но мы уже подготовили обращение в прокуратуру. Хотелось бы, чтобы эту квартиру проверили. Если там действительно так много людей, то это нарушение норм: должно быть не менее 9 квадратов на человека.

Тем временем, нам удалось выйти на молодую женщину, которая занимает эту квартиру со своими подопечными. С Анастасией встречаемся на площади 9 Января. Еще до ее появления там же появляется мужчина, который выходил из квартиры.

- Это не хоспис! – сразу эмоционально заявляет Анастасия. - Кто вообще до этого додумался? То хоспис, то мы квартиры «отжимаем». Что движет людьми, которые подобное выдумывают? Я буду бороться за свое честное имя.  Мы просто добрые люди, которые помогают другим, попавшим в беду. Квартира принадлежит моему другу, он пустил нас на время. Какую лицензию мы должны получить, чтобы просто жить в квартире? Но, знаете, это мне «звоночек»: надо выходить на новый уровень. Будет и лицензия, будет и хоспис.

Вопрос о сером катафалке вызывается у девушки неподдельное удивление.

- Какой катафалк?! Если и приезжает – то точно не наш, - говорит Анастасия. – Может быть, жильцы перепутали. У меня есть в пользовании машина медслужбы. Мы ее используем для перевозки людей, которые не могут ходить – вроде социального такси. Но она белая, а не серая.

Кстати, в полиции нам сообщили, что никаких смертей в этой квартире в 2019 году зарегистрировано не было.

Может быть, жильцы так негативно настроены против квартиры, потому что слишком уж ее обитатели закрыты? Но активистка уверяет, жильцами движут зависть и недоверие, а они готовы к любому диалогу. Приходили к домкому, хотели объяснить ситуацию, но та дверь не открыла. Однако «открытость» длится недолго. Сколько человек сейчас проживает в квартире – Анастасия не отвечает. Как и на вопрос, платят ли «постояльцы» за свое содержание. Однако нам удалось узнать, что девушка – верующая, как она призналась – «имеет отношение» к религиозной организации. По всей видимости, речь идет о евангелистском течении.

Как бы то ни было, Анастасия пообещала нам, что в ближайшее время перевезет своих подопечных из дома на Дружном в другое место. Скорее всего, это будет частный дом. Вопрос должен решиться до конца недели. Тогда спокойнее будет всем.

 

 

Комментарии (11)

1000

Авторизоваться:

Геля

Хороший репортаж получился, живой! Молодец Н. Каршева!

Бийская гражданка

Молодцы, живо и интересно! Но ситуация с квартирой, мягко говоря, странная. И ведь, самое страшное, что никто не застрахован от таких вот дельцов - в любом подъезде это может произойти - придет вот такая сердобольная Анастасия и устроит хостел, хоспис, ночлежку... И самое главное - никому до этого нет дела, ни полиции, ни власти, ни УК.

законопослушный наукоградец

"... На пороге показываются два мужчины. Один быстро выходит из подъезда, другой остается в дверях. .." Следовало задержать удравшего. Что если он находится в розыске. Может на него повсюду разосланы ориентировки. Да и оставшийся для дачи интервью подозрительный субъект с зэковскими "перстнями" на правой руке не внушает доверия. В общем, темная история про некие "благодеяния" неких "хороших людей". Неплохой видео-сюжет. Все выглядит вполне достоверно, в духе нынешних абсурдистских реалий. Таких вот сердитых теток и бабок с их неизменно-гротескными мещанскими харями можно сейчас видеть где угодно.

Анна

Жуть какая.. и машина у них даже есть, прям за бесплатно принимают всех.. и прикрываются религией, ага

Вендетта

Собирают стариков в одном месте, которые не могут самостоятельно содержать свои квартиры, либо без родных живут. Квартиры отжимают, обещая заботу и уход, а так же пенсии забирают себе. Старики возрастные, пенсии за возраст уже выше минимальных. Вот вам и бизнес

Богданыч
Вендетта, на 200% права. "...очевидно, если бы этих людей там держали силой, вот он – шанс подать знак о помощи..." Если квартира этих стариков "подписана" на "добродетелей" КУДА им бежать, спасаться? Всё добровольно. Тебе свежую ночнушку и еду, а нам - твою пенсию и квартиру! Мошенникам мы тоже добровольно по 1млн.руб переводим, и кредитное ярмо вешаем на шею тоже добровольно... P.S. До ОП "Приобский" и Пункта участковых на Дружном, 3 - всего 100 метров... Ну и страна...
Ответить
Вендетта

Почему полиция закрывает на это глаза? необходимо смотреть документы каждого жильца, их прописку и последние совершенные операции с недвижимостью, уверен там все уже с проданными квартирами!

Андрей
Вендетта, потому что полиция, а не милиция. С этой квартиры репостов не было ).
Ответить
Андрей

Рекламу наркоты у в хода в подъезд редакция замазала, а жильцам и УКашки пофиг. Больше волнует соседство...

Читатель

Ничего подобного, никаких описываемых вами ужасов. Это просто частный пансионат (типа дома престарелых) для тех, за кем некому ухаживать. Знаю от знакомых. И никаких квартир там не отжимают. А насчет пенсий - так стариков на что-то надо содержать. Не на свои же деньги. И в государственном доме престарелых пенсии уходят на содержание. Правда, там какой-то процент отдают на руки. Так что не надо сочинять страшных историй.