Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Лучшее за год. Как бийский завод обязали восстановить храм

«БР» подводит итоги года и предлагает вам еще раз перечитать самые популярные материалы и публикации 2020-го.

В рубрике «Лучшее за год» в течение январских каникул мы будем повторять самые популярные, самые читабельные и самые скандальные материалы года, которые набрали самое большое количество просмотров и комментариев. Предлагаем вспомнить 2020 год вместе!

В марте 2020 года появилась новость, что собственник храма Александра Невского, купол которого возвышается за забором завода «Электропечь», готов передать памятник истории Русской православной церкви за 50 млн руб. Об этом сообщил Александр Урбах, руководитель Алтайохранкультуры. Однако на самом заводе были удивлены: откуда такие цифры и вообще информация о возможной передаче здания?

Дорога к храму

Об этом храме «БР» писал не раз. В 2018 году суд обязал собственников здания храма, построенного более ста лет назад, остановить в нем производство, вывезти оборудование (здесь располагалась кузнечный цех завода) и приступить к восстановлению исторического облика церкви, в том числе колокольни. «БР» узнал, как обстоят дела с храмом теперь. Оказалось, мир этому месту только снится.

На «Электропечи» провести экскурсию для журналистов согласились сразу. За проходной завода как будто попадаешь в другую эпоху: советская мебель, стеллажи, деревянные перила и Доска почета – с фото тех, кто работал и работает на заводе.

Дальше, во внутреннем дворе, очередной скачок истории. Бывший храм, вокруг которого и ведутся оживленные споры, открывается совсем с иного ракурса. Со стороны Петровского бульвара, из-за ограды, он кажется несколько меньше. Территорию же он занимает солидную. Это и понятно – когда-то храм был одним из самых крупных православных сооружений Алтая.

Вид на храм с территории завода.

На фоне других построек на территории завода бывший храм виден сразу. И отличается он даже не своей округлой формой и возвышающимся куполом – кирпич совершенно другой. Рядом – цеха-пристрои советской поры. Тоже из кирпича. Но на фоне соборного этот, тоже простоявший уже десятилетия, выглядит рыхлым, неоднородным, в щербинках. Кирпич храма – один к одному, насыщенно темно-красный, плотный, кладка гладкая. На фоне вековых сосен – островков бора, некогда окружавшего старый Бийск, вид изумительный и сегодня.

Вокруг храма-кузни – протоптанные дорожки. Видно, что ходят тут часто – то ли проверяющие, то ли верующие, то ли сами заводчане. Внутри холодно. Пол земляной, в высоту до купола – десятки метров. По стенам, когда-то побеленным, пробегают редкие трещины и разводы ржавчины. Похоже, когда-то тут было водоснабжение, но сейчас коммуникаций нет.

Внутри храма-кузни.

В восточной части храма сохранились фрески. Здесь темно, но лики разобрать нетрудно. Когда-то по Бийску даже ходили слухи, что в советское время их пытались закрасить, но ничего не вышло. Днем наносили краску, а к утру она опадала, не повредив фрески. Чудо было рукотворным. Один и работников вечером включал оборудование – гидравлические молоты, и от резонанса краска отходила и осыпалась. Так гласит городская легенда.

Кузница кадров

О храме тут говорят после долгого вдоха-выдоха. Сразу видно – тема болезненная. То, что для одних святыня, для других – крупные проблемы. Для заводчан здесь всегда был цех. Когда завод строили, когда развивали, когда приватизировали – о круглом здании как памятнике истории думали мало.

А все потому, что таковым он стал лишь в 1995 году. Здесь просто трудились. И кстати, сохраняли здание, как могли – все-таки производственное помещение. Надо сразу сказать, в отличие от многих наших памятников – того же футболящего из муниципалитета к собственнику и обратно Фирсовского пассажа или госпиталя, до недавней поры бывшего в собственности и Минобороны и города, бывший храм на заводе выглядит значительно лучше. Во всяком случае здесь есть крыша, которой не давали протекать, ливневки да и какая-никакая охрана. Понятно, что годы, когда здесь была кузня, отразились на внешнем виде, но упрекать завод, который 80 лет назад создало само же государство, в том, что здесь стояли станки и велось производство - как-то странно.

Выходит, все упирается в место. Не там завод в свое время разместили? На «Электропечи» уверены: нет, все было сделано правильно.

– Представьте, идет война, производства эвакуируют в тыл. Привозят оборудование, и разворачиваться нужно тут же, – говорит Павел Конышев, главный инженер завода. – Ждать, пока здание построят? Недопустимо. Была площадь – бывший храм. К нему проложили железную дорогу, пустили состав со станками, разгрузились – и за работу. А как иначе?

Так, где прежде молились за мир, начали ковать победу. Собирали в военные годы тут снаряды. Работали день и ночь. На заводе удивляются: как же так, о том, что сто лет назад здесь был храм, помнят, а о том, что здесь трудились на нужды страны в годы Великой Отечественной войны, а потом создавали рабочие места для бийчан, – не помнят...

Сегодня на заводе трудятся до 200 человек.

Подрядчик с историей

С тех пор изменилось многое. Предприятие было приватизировано. К слову, когда в 1994 году город передавал «Электропечи» здание кузни, об охранных обязательствах никто не говорил. Памятником храм стал через год. Тогда же начались первые разговоры, что неплохо бы вернуть здание Русской православной церкви, но активная фаза переговоров, а потом и судов началась в 2010-х годах.

Все это время завод «Электропечь» работал. Работает он и сегодня. Правда, на производстве духовно-юридические споры сказались основательно.

Прилегающие цеха предписано демонтировать.

Для начала суд постановил демонтировать оборудование в здании храма. Здесь столкнулись с задачей: как это сделать? С тех пор, как десятилетия назад его завозили, были свои перестройки в здании. В итоге взять и вынести не получилось. Оборудование приходилось ломать, резать и выворачивать, чтобы вытащить по частям через узкие двери, ведь расширять проход нельзя. Только на этом, говорят на «Электропечи», потеряли 8 млн руб.

При этом на заводе уверяют: часть оборудования давно не использовалась, мощные станки были не востребованы. Оно никому не мешало. В лучшем случае раз в месяц тут разжигали горн, и все. Кстати, вопреки ожиданиям, что место бывшего храма и кузни – это сплошь копоть, здесь оказалось довольно чистенько.

Однако оказывается, только демонтажем оборудования дело не ограничивается. Еще в советское время, как только завод начал более-менее стабильно работать, здесь стали появляться пристрои. Понятно, что в первую очередь их ставили ближе к кузне. Так, прямо вплотную с храмом появлялись цеха. От них теперь тоже необходимо избавиться.

Демонтировать завод должен как минимум две постройки.

Это теперь уже бывший механосборочный цех, оборудование из которого после решения суда перетащили на другие площади завода. В бывшем цеху до сих пор видно, где стояли станки.

Оборудование из прилегающих цехов вывезено.

Другая постройка – экспортный склад. Предприятие отправляет свои печи в восемь стран. Хранить есть что. Но, как только оборудование оказалось не под замком, а станки раскиданным по территории предприятия, с сохранностью возникли проблемы.

Третья проблема, пожалуй, одна из самых серьезных. Побуждая предприятие выполнять обязательства по восстановлению храма, суд наложил арест на имущество и на счета завода. В итоге заказчики стали лишний раз задумываться – стоит ли связываться с бийчанами. С одной стороны, есть и старые партнеры, и технические мощности, и имя на рынке; с другой – заказчики просто опасаются, что предоплата до исполнителя, то есть до самой «Электропечи», не дойдет, а будет передана на обеспечение реставрационных работ в церкви.

Западная стена храма выходит в пристрой советского периода.

– Это уже похоже на травлю, – не скрывает Вадим Кочергин, гендиректор завода «Электропечь». – Мы на рынке давно, но любой заказчик сначала изучит информацию о подрядчике. А зайдите в интернет и посмотрите, какая информация в первую очередь выходит о заводе, – вот этот скандал.

Продукцию "Электропечи" отправляют в восемь стран.

Четвертая проблема завода – штрафы. Сегодня на содержание предприятия, с учетом оплаты коммунальных услуг и налогов, уходит около 1 млн руб. в месяц. Ежемесячные штрафы по делу о храме доходят и до 4 млн руб. И тем не менее даже это выгоднее, чем приступать к восстановительным работам.

Хотели как лучше

– По первым подсчетам, на восстановление исторического облика здания требуется около полумиллиарда рублей. Колоссальная сумма. У завода таких денег нет, – говорит Вадим Вадимович. – И это только полбеды. Проблема еще и в том, что даже дизайн-проект восстановительных работ выполнить невозможно. Суд обязывает нас воссоздать исторический облик, данных о котором нет. Да, есть фотографии и пара воспоминаний. И все. Как на основании этого готовить проектно-сметную документацию?

Суд свое решение вынес. А что с ним делать, на «Электропечи» продолжают гадать. Во-первых, здесь уверены, что они априори невыполнимы на практике. Во-вторых, тревогу начинают бить инженеры завода, которые за голову хватаются, прочтя требования к работам в самом храме.

- Вот видите «окошко» на улицу? – указывают в сторону зияющей дыры работники. – Это демонтировали балку. Вырвали с корнем, как было прописано требование в бумагах. А залатать дыру нельзя – сделать это может только лицензированная на восстановление памятников истории организация и лишь после согласования дизайн-проекта. В итоге через дыру в здание попадают снег и дождь.

– Мы не хотели ничего вырывать, – продолжает Вадим Кочергин. – Балки были. Когда суд обязал нас их демонтировать, мы их спилили, частично оставив в стенах, чтобы не разбирать кирпич. Нам сказали: это неправильно, демонтировать нужно все. В итоге – дыра. Сейчас заставляют разобрать цеха, которые, по сути, поддерживают здание храма. Не знаю, что из этого выйдет...

На «Электропечи» уверены: восстановить здание без участия в госпрограммах поддержки памятников истории невозможно. Такие есть, причем конкретно для Русской православной церкви. Однако заявляться в них можно лишь в том случае, если речь идет о церковной собственности. То есть храм должен быть передан РПЦ.

При этом механизмов передачи нет. Юристы завода поясняют: передача возможна лишь от частного лица – единоличного собственника. Завод же – акционерное общество, где 400 пайщиков. Даже если каждый выразит свое согласие, иного способа передачи, как по акту купли-продажи, для таких юрлиц просто не существует.

На «Электропечи» уверяют, что готовы отдать храм, но принимать его никто не хочет. Все по той же причине – он требует огромных финансовых вложений, которых нет ни у города, ни у края, ни у епархии. Это во-первых. А во-вторых, имущество-то – храм – под арестом, соответственно и сделки с ним невозможны. Информацию о том, что собственники готовы за 50 млн руб. продать здание, на «Электропечи» отрицают. Говорят, что подобных сумм тут никогда не называли.

Справка

Историю Градо-Бийской Александро-Невской церкви описал Павел Коваленко, директор музея Алтайской духовной миссии.

Краснокирпичный храм был заложен на месте старой деревянной церкви 8 октября 1900 года. Автором проекта стал архитектор из Томска. Строился храм на капитал, завещанный потомственным почетным гражданином, бийским 1-й гильдии купцом А.В. Соколовым, а также купцами-благотворителями А.И. Хакиным, В.М. Рыбаковым и старостой церкви, владельцем бийской иконостасной мастерской А.А. Борзенковым. Часть денежных сумм была собрана прихожанами.

9 октября 1905 года церковь была торжественно освящена Преосвященнейшим Иннокентием, епископом Бийским, начальником Алтайской духовной миссии. Новопостроенный пятиглавый храм с двухъярусной колокольней стал одним из самых больших православных сооружений Алтая.В 1920-х – начале 1930-х гг. храм, один из немногих в Бийске, находился в ведении Тихоно-Сергиевского толка, имел сильную и многочисленную общину, являлся кафедральным собором «староцерковников».В 1939 году решением оргкомитета крайкомиссии по культам Александро-Невская церковь была закрыта .С декабря 1941 года здесь разместился кузнечный участок и склады эвакуированного в годы Великой Отечественной войны завода «Электропечь».В начале 1940-х годов была снесена колокольня, убраны главы и накупольные кресты. В советские послевоенные годы к храму пристроены производственные помещения, произведена внутренняя перепланировка.

Комментарии (9)

1000

Авторизоваться:

Конрад Маюнов

Просто кошмар. И власти, и судам, и попам - всем плевать на промышленность, на экспорт, на рабочие места, на живых людей. Пусть всё рухнет и развалится, пусть люди нищими будут - лишь бы храм стоял. И особое место в этом кретинизме занимают те, кто вообще инициировал судебное разбирательство, даже не задумавшись о последствиях и вариантах решения проблемы. Вот тут-то и начинаешь понимать, как правы были большевики, когда боролись с религиозным мракобесием. Прямо наглядный пример, что, когда религия побеждает - страдают живые люди.

Андрюшенька

Печорский думал на халяву заводик хапанул. А тут вона какая вошь завелась. Храм то исторический памятник. И восстанавливать надо за свой счёт по технологиям 18-19 века. Халява браткам не прошла!!!

Не Кондрат Маюнов
Андрюшенька, дурачёк ты наивный)) С того момента, прошло уже более 25 лет как он хапнул, говоря твоими словами. И еще раза два или три по столько пройдет и ничего не поменяется. Это тебе халява не досталась, а кто смог, тот и владеет теперь.
Ответить
Житель

А разве завод работает официально?Там все оф.устроены.?

Набожный

Мемориальную дощечку присобачить к фасаду и хорош. Пусть РПЦ восстанавливает, ежели дюже надо. Церквей здесь пока хватает.

Прихожанин
Набожный, да не то чтобы хватает. Жителям Бийска гораздо удобнее приходить на литургию, когда храм находится в шаговой доступности от их жилья. А по поводу восстановления этой поруганной святыни еще в прошлом веке надо было РПЦ предъявлять претензии к Советской власти. Чего уж теперь-то, во время нарастающего кризиса, поднимать вопрос.
Ответить
АБ
Это одна из худших новостей. Душить производство ради прихоти, возмутительно!
Ответить