Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Пасечник Евгений Пятков - о выборе меда, наценке перекупщиков и гибели пчел

Евгений Пятков, потомственный пчеловод, рассказывает, как правильно выбрать мед.

  • – Евгений Андреевич, 14 августа отмечается Медовый Спас. Считается, что к этому дню уже можно пробовать новый урожай меда. Но ведь все начинается гораздо раньше?

– Конечно. Пчеловоды выставляют пчел еще в конце марта. Это напряженный период – подготовки семей к медосбору. А на первый медо­сбор выезжаем уже в середине июня. В нашей зоне в это время цветет эспарцет, с него получается светлый мед, который принято считать элитным. Потом идет разнотравье, сейчас – пора гречихи. А вообще, у пчеловода ежедневная работа идет до октября.

 

  • – Получается, каждый день занят. Напрашивается вопрос: кто продает мед на ярмарках, базарчиках. Не пчеловоды?

– У пчеловодов, как правило, уже есть свой круг постоянных покупателей, которые обращаются к нему, и нужды стоять где-то на рынке нет. Я не знаю такого пчеловода, который бы в такую горячую пору, как роение, откачка оставил бы работу и встал за прилавок. Может быть, они кого-то нанимают или отправляют членов семьи. Продажей занимаются люди, свободные от работы на пасеке. Конечно, среди них много и перекупщиков.

 

 

 

  • – А большую накрутку перекупщики делают?

– Да. Если говорить об оптовых закупках, то у пасечников мед скупают по цене около 120 рублей за килограмм. За зиму она и вовсе упадет до 70 рублей. А на рынке за тот же объем попросят уже как минимум вдвое больше.

 

  • – Вы про элитный мед говорили. А у вас самого есть такое разделение?

– Для меня нет. Я все меда люблю. И с гречки люблю, хотя многие почему-то считают его медом похуже, точнее попроще. У нас, как я замечаю, чаще всего разделяют меда на темные и светлые. Светлые почему-то люди ценят больше. Может быть, потому, что первый мед – самый ранний, с того же эспарцета – светлый. Хотя по вкусовым свойствам хороши все. У меня дома на столе всегда стоит мед, как у большинства солонка. Но если говорить о любимом меде, то это мед из Солонешного, моей малой родины. Мед оттуда особенно насыщенный, яркий – это какое-то свойство местных трав.

 

 

 

  • – Для тех, кто покупает мед на ярмарках, дайте совет, как определить, что перед нами хороший качественный продукт.

– Мед, если он собран вовремя, априори хороший качественный продукт. Пчелы другой и не производят. Но важно, что и пчеловод не поторопился и не откачал вместо созревшего меда нектар. Многие думают, что свежий мед должен быть жиденьким, как вода, а это не так. Если продукт слишком жидкий – это и есть нектар. В нем еще нет того аромата, той насыщенности, какие должны быть у меда. К тому же он не хранится. Отличить созревший мед можно, если есть возможность посмотреть, как он себя ведет – многие продавцы разливают мед на пробу. Возьмите ложечку-шарик, зачерпните мед и посмотрите, как он будет стекать. Струя должна быть плоской, а там, где она падает, должна образовываться пирамидка из меда. Ну и конечно, важен вес продукта. Зрелый мед – плотный, он в полтора раза тяжелее воды. Но таким образом можно определить лишь зрелость меда, а вот его натуральность – нет. Сейчас есть масса добавок, которые простую воду превращают в продукт, похожий на мед, с ароматизаторами и загустителями. Распознать такой можно только при лабораторном исследовании, потому что даже люди с опытом ошибаются. Так что самый верный способ избежать обмана – покупать у производителя.

 

 

 

  • – Казалось бы, на Алтае пасечников много. Неужели и у нас такие добавки используют?

– Я лично с таким не сталкивался, но знаю о подобных способах. Однако «химия» – это уже крайнее средство. Если производитель недобросовестный, он и другие способы найдет. Например, светлый мед может оказаться вовсе не медом с акации или эспарцета. Такой же по цвету будет и мед, который пчелы переработали из простого сахарного сиропа, которым подкормили семью. И отличить настоящий мед от такого могут не все – просто потому, что не знают истинного вкуса того же меда с акации.

 

  • – А вот если прошлогодний мед, подогретый, выдают за свежий – это тоже недобросовестность?

– В том случае, если продавец заявляет его как свежий мед – то да. Но опять же, это действует лишь психологически. Как так? Хотел купить свежий, а продали «старый». На самом деле свойства меда при этом не изменились. И вкус тоже. Но при условии, что мед растаял при температуре не выше 50 градусо. Например, разложили прошлогодний засахарившийся мед по тарам и оставили при дневной температуре. Кстати, в засахарившемся состоянии вы, скорее всего, никогда не различите мед прошлого года и нынешнего, который начнет кристаллизоваться уже в ноябре-декабре.

 

 

 

  • – Евгений Андреевич, сейчас широко обсуждается ситуация с пчелами, погибшими от химикатов, которыми опрыскивали поля. Вы с какими чувствами следите за такими новостями?

– Проведу такую аналогию. Человек искренне может посочувствовать болеющему человеку лишь в том случае, если он сам болел. Если пожаловаться на самочувствие человеку не болевшему, он скажет, давай, держись, и забудет. Так и с пчелами. Сегодня, когда по телевидению слышу плач пчеловода, по-другому и не скажешь, я его понимаю. Представьте, у него пасека погибла, а он всю жизнь этим занимался! Для пчеловода пчелы как дети. И вдруг такое горе – это трагедия. Человеку начинать все заново придется, а начинать будут, большинство восстановят пасеку, но боль эта останется. И не факт, что кто-то за это понесет наказание. Это ведь чисто человеческий фактор сработал – не природа виновата, что пчелки погибли.

 

  • – Как должна выглядеть работа по взаимодействию с хозяевами угодий?

– Должен быть постоянный диалог. Обязанность и право пчеловода – знать, что происходит на том участке, где работают его пчелы. Они ведь не появляются вдруг. Все начинается с переговоров – не против ли фермер или хозяйство, что мои пчелы будут тут опылять их поля. Нет, не против. Но вы тогда не потравите моих пчел, когда будете опылять свои угодья, нарисуйте на карте, где нам стоять, преду­предите, когда и какие работы будете проводить. Только тогда ситуация изменится. А пока она плачевная. Нас эта беда не коснулась, к счастью. Но где гарантии, что и на следующий год ничего подобного не случится?

 

 

  • – Вы очень трепетно говорите о своих пчелах. Они для вас кто – партнеры, коллеги или домашние любимцы?

– Все вместе, в том числе и партнеры по бизнесу – мелкому. А вообще, я их называю «ребятишки мои». Какое у меня может быть к ним отношение? Как к хорошим живым существам. Я сколько лет смотрю на них и понимаю, они ведь гораздо умнее нас, людей, трудолюбивее. И их надо оберегать. Они вроде как и сами себя оберегают – вот меня вчера раз пятнадцать укусили, на самом деле они совершенно беззащитны. А работают на износ. Вы знали, что пчела умирает на лету? И не от инфаркта. У них просто изнашиваются крылья – стираются о воздух. Она же совершает 400 взмахов в секунду. Это не то что увидеть, это представить невозможно!

Комментарии (0)

1000

Авторизоваться: