Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

«Шли пешком по тайге»: бийчанин поделился воспоминаниями о раскулаченном детстве

В Бийске с 1930 по 1938 годы гонениям подверглись около 4 000 человек. Всего под каток репрессий попали более 34 тысяч наших земляков.

Николай Иванович Жданов ­– обычный пенсионер. Его года давно стали его богатством – 90 лет. И столько всего за жизнь произошло! Больше, конечно, хорошего. Вот только о детстве вспоминает редко. Не хочет вспоминать. До сих пор больно.

Увезли в неизвестность

20 век. Начало 30-х годов. Смоленский район, село Ануйское. Крестьянское хозяйство у Ждановых знатное: коровы и овцы, куры и гуси, пара лошадей. Управлялись сами. Да и к чему работники, если в семье семеро детей. Кто постарше с родителями в поле, да за скотиной ходят. Средние - по дому, на них же - младшие. Привычный уклад в больших семьях. Цену хлеба знали.

Когда началась коллективизация, в колхоз не пошли. Перемены пугали. Еще бы, как же детей без коровы оставить, немыслимо! 

Все эти разговоры пятилетнего Колю интересовали мало. Да и все-равно, ничего не понял бы. А вот когда в дом пришли чужие дядьки, помнит. Помнит, как какие-то бумаги заполняли. Запомнил слово, смысл которого тогда еще не понимал – раскулачить! Сначала угнали весь скот, увезли ульи. Потом к дому приехали телеги, что-то погрузили. Рядом с родителями усадили детей. Повезло старшей дочери, к тому времени она была уже замужем. Крестьянская жизнь Ждановых из села Ануйского закончилась, их повезли в неизвестность.

Возвращаться было некуда

 - Нас сперва привезли в Бийск. Народу много было.  – Николай Иванович стряхивает рукой со скатерти невидимую соринку и продолжает. – Потом нас погрузили на баржу и по Оби куда-то повезли. Выгрузили прямо в тайге. Пересадили снова на лошадей. И дальше погнали. Вот, если слышали есть такая деревня Колпашево, так нас еще дальше гнали, – в тайгу непроходимую. Выгрузили посреди тайги, ни одного дома нет. Палатки большие поставили, вот в них и зимовали. Построили  нары, где и спали.

Это был лесоповал. По речке, название которой Николай Иванович не помнит, лес и сплавляли.  Год за годом. Поселок ссыльных поселенцев разрастался. И кто-то наверху решил: Ждановы свои «грехи» перед властью отработали. В 1937 году их отправили обратно. Вот только возвращаться было некуда. Дом в родном Ануйском после раскулачивания был раскатан по бревнышку.  И до Алтая добраться оказалось непросто. Продуктов с собой не дали.

Самые страшные страницы своей жизни Николай Иванович не запомнил. О событиях обратной дороги, его мама рассказала позже уже своему внуку. Он и вспоминает историю, как родные без еды пешком шли по Тайге.

 - Он был самый младший, а значит, самый слабый, – продолжил рассказ Владимир, сын Николая Ивановича.  – Голодно было настолько, что в какой-то момент взрослые всерьез задумались о том, чтобы его бросить в лесу. Чтобы не кормить,  – голос 60-тилетнего мужчины предательски дрожит. – Это мне бабушка рассказала. Что изменило их решение, не знаю. Может греха побоялись. Мне до сих пор страшно представить это. Как же надо было людей довести до такого черного отчаяния, чтобы своими детьми перестали дорожить. Случись это, ни меня, ни моей сестры на свете бы не было.

Николай Иванович перехватывает в разговоре инициативу. Словно сознание даже спустя столько лет, продолжает защищать его душу от тяжелых детских воспоминаний.  

- Моя старшая сестра к тому времени уже переехала в Бийск, а отсюда куда-то с мужем завербовались. Домишко стоял пустой. В него все и втиснулись. –– А потом жизнь наладилась. Все работали, потом война началась. А про нее что ж говорить – у всех горе было. У нас старший брат погиб в 44-м.

Наигрыши судьбы

Потом была долгая трудовая жизнь. В 1989 году ушел на пенсию.  Вот только самым первым своим трудовым шагам верен до сих пор. То, что у Коли Жданова хороший музыкальный слух, подметили еще в мальчишках. Пару раз по наитию отремонтировал парням на тырлах гармошки. И старшие отвели его в дом быта, где и занимался до армии ремонтом баянов. Сам играл и, видимо, неплохо. Раз еще до ухода в армию успел жениться.

Сегодня в доме Николая Ивановича баяны и гармошка, сделанная своими руками, на видном месте стоят. Один баян принесли в ремонт и забыли, второй подарили. С каждым связана своя история. А еще Николай Иванович прекрасный резчик по дереву.

 - У него и сегодня мастерская в порядке,  – с гордостью за отца говорит сын Владимир.  – Он молодец у нас. Зарядку делает, сам готовит, в ограде убирает. Огонь – дед. Никогда не курил и не пил.

 - А чего на это здоровье тратить. Давайте, лучше чайку попьем, – Николай Иванович привычно суетится на кухне.  – Эх, жалко рыбки нет!  Рыбак я заядлый, таких налимов ловил!  - руки разлетаются в стороны.

15 лет назад Николай Иванович остался один: время и возраст забрали верную подругу. Справиться с горем помогли дети и внуки, а еще удивительное трудолюбие. Ни минуты не сидит без дела. И нет-нет, да возьмется на свою гармошку. И тогда разливаются по старенькому домику сибирские наигрыши. О чем думает? Наверное, о своей жизни… Вспоминает, как строил этот дом для жены и детей. И благодарит судьбу, за то, что позволила выжить тогда, в тайге.

Комментарии (14)

1000

Авторизоваться:

Гость

Эх, кабы не режим ограничений! Ему бы сейчас в школах выступать перед пионерами, рассказывать под баян былины о своей нелегкой судьбе.

Хочу сказать

Да, страшные времена были. Уничтожали крепкое трудовое крестьянство.

Правнук кулака
Хочу сказать, и не говори ! Крепких хозяев ликвидировали, а их землю передали голытьбе, лодырям и пьяницам, ироды-нехристи большевистские !
Ответить
Хочу сказать
Конрад Маюнов, Под Колпашево отправляли не только кулаков, но и среднее крестьянство. Надо знать об этом.
Ответить
Хочу сказать

Между прочим, по Марксу крестьянство никогда нк моюет стать союзником пролетариата. Отсюда и уничтожение крепкого крестьянства.

Долой недобитую контру !
Хочу сказать, могет. Ленин & Сталин доказали это, крестьянство стало еще крепше
Ответить