Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Дружба обитателя бийского СИЗО и оперативника привела последнего под суд

Бывший сотрудник Бийского следственного изолятора сам оказался на месте своих подопечных - в СИЗО.

Причиной проверки, приведшей к уголовному делу, стала информация, что оперативник регулярно предоставлял одному из обитателей СИЗО телефон для связи с внешним миром. По версии следствия, делал это мужчина не бескорыстно. За пользование трубкой он получил 34 тысячи рублей. Однако все участники этой истории рассказывают свои версии, как деньги от осужденного оказались в распоряжении оперативника.

О том, что между осужденным, находящимся в СИЗО, и работником изолятора сложились добрые приятельские отношения, кажется, знали все. Во всяком случае, то, что оперативник вызвался помогать обитателю застенок, никого не удивляло. Более того, оперативник даже был «клиентом» осужденного. Тот, хоть и оказался за решеткой по статье «Мошенничество», по всей видимости, был неплохим юристом, даже руководил предприятием по оказанию правовой помощи. За консультацией к нему обращались и подследственные, содержавшиеся в СИЗО, да и сами сотрудники изолятора.

Однокамерники то и дело просили проконсультировать по своему делу, и юрист помогал – писал апелляции, чтобы обжаловать вынесенные в отношении них приговоры, консультировал, как вести себя на суде и прочее. В свое время юриста-сидельца даже пришлось перевести из общей камеры в одиночную, потому как поток «клиентов» к нему шел нескончаемый. Приставленный к нему оперативник тоже не раз заходил за советом. Осужденный помогал и ему – то в признании жилья аварийным, то по кредитным делам, консультировал по работе и отца оперативника, который раньше тоже состоял на службе в органах МВД. В знак благодарности оперативник снабжал юриста провизией – сигаретами, чаем, сахаром, печеньем, колбасой и прочим. Коллеги не скрывают – замечали, что между этими двумя завязались теплые дружеские отношения. Знакомы-то давно – с 2014 года, как в СИЗО посадили юриста.

 

 

В СИЗО-2.

 

А вот услуги связи оперативник оказывал на коммерческой основе. Для связи с женой сидящий юрист попросил телефон. По нему же он планировал изредка решать и рабочие вопросы. Выход нашелся. Оперативник пронес через проходную старый телефон, сим-карту и по необходимости предоставлял ее подопечному. Выглядело это следующим образом. «Связиста» юрист вызывал по звонку. В камере была установлена дуплексная связь между осужденным и дежурным учреждения – что-то вроде рации. Достаточно было нажать кнопку, он связывался с дежурным и просил оперативника к нему зайти. Приходил его приятель, забирал осужденного и отводил в служебный кабинет оперативно уполномоченных, где давал телефон для связи.

Юрист в долгу не оставался и просил, чтобы на карточку, номер которой указал оперативник, переводили деньги за услугу. Так прошло два перевода по 2 тысячи рублей. Затем он решил «пополнить свой баланс» сразу на приличную сумму и попросил очередного «клиента» из местных сидельцев, которому помог в написании апелляции, чтобы плату за его услуги – 30 тыс. руб. тоже перевели на эту карту.

История вскрывалась, и во время обыска сотрудниками отдела собственной безопасности помещений СИЗО телефон был найден. Узнав, что грядет проверка, оперативник успел разобрать его и спрятать в туалете. Там же обнаружили и сим-карту. Сиделец-юрист тут же признался, что платил за мобильную связь, а вот оперативник настаивал на другой версии. Он уверял, что деньги на карту ему поступали для покупки юристу различных товаров, а телефон он ему предоставлял из симпатии, да и звонил осужденный только жене и под его присмотром.

 

 

В СИЗО-2.

 

К той же версии оперативник склонял и юриста. Говорил, что иначе за дачу взятки достанется и ему. Однако юрист был с законом накоротке, и рассказал о просьбе своего приятеля его начальству, зная, что самому ему дополнительное уголовное дело не грозит, так как он сотрудничает со следствием. Более того, юрист уверят, что был возмущен частыми звонками попавшегося оперативника.

Однако как правовед, он был готов помочь приятелю, приняв обратно сумму, которую когда-то заплатил за связь. Юрист убедил оперативника, что если тот вернет 30 тысяч, возместив ему ущерб, то тем самым минимизирует свою ответственность за совершенное преступление. Оперативник деньги вернул – правда, не все, а лишь 20 тысяч, успев оставшиеся потратить, раздав другие долги.

Сам бывший работник СИЗО, теперь уже обвиняемый, уверяет, к юристу его приставили не просто так, а чтобы скрашивать быт осужденного – «подкармливать», как это называет оперативник. По его словам, вышестоящее начальство об этой дружбе знало, как и о телефонных звонках осужденного. Создать комфортные условия осужденному нужно было потому, что и сами руководители нередко прибегали к услугам юриста. Впрочем, по словам оперативника, все закупки – продуктов и сигарет для юриста, он осуществлял на деньги, которые ему переводили друзья сидельца. Для этого оформили карточку, которую прозвали «Греф» - на нее и поступали нужные суммы.

Точку в этом деле поставит суд. Как пояснил зампрокурора Бийска Антон Ширнин, мужчину обвиняют по двум статьям Уголовного Кодекса – «Превышение должностных полномочий» и «Получение взятки».

Комментарии (0)

1000

Авторизоваться: