Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

«Нет цели наказать ребенка»: инспектор по делам несовершеннолетних о профессии

Служба по делам несовершеннолетних МВД России в мае этого года отмечает 85-летний юбилей.

Инспектор по делам несовершеннолетних — это не просто сотрудник полиции, а в первую очередь тонкий психолог и грамотный педагог. Это человек с особым складом характера, чуткий и доброжелательный по отношению к своим подопечным, умеющий найти к нужные слова и особый подход. О профессии инспектора ПДН и о том, как найти подход к трудным детям «БР» поговорил с Валентиной Цвецих, старшим инспектором по делам несовершеннолетних, майором милиции в отставке.

  • - Валентина Петровна, расскажите, как вы пришли в эту профессию?

- Можно сказать случайно. Закончила я Горно-Алтайский педагогический институт. По распределению работала в Буланихинской средней школе. А муж у меня работал в милиции. И вот как-то он решил, что хочет поменять работу, переехать в Сростки. Но его не увольняли, потому что тогда нужны были весомые причины, чтобы уйти со службы. Тогда он меня попросил: «Съезди, убеди начальство, что мне надо уйти с работы». Я пришла в отдел кадров, мне там тоже начали объяснять, что увольнять мужа не за что. А потом говорят: «А у вас какое образование?». Я говорю – высшее педагогическое. И они мне: «А вы не хотели бы поработать в инспекции по делам несовершеннолетних?». Я сразу ответила, что мне эта работа не знакома, как же я могу на нее пойти. Но они настояли и дали мне два дня на раздумья.

  • - И как же в итоге решились? Не испугало, что общаться придётся с трудными подростками, а также с их родителями?

- У меня мама всю жизнь проработала учителем и когда я советовалась с ней, соглашаться или нет, она начала меня отговаривать. Мол, дети там очень сложные и мне будет трудно. Но я сказала: «Это ведь такой же класс, где самые разные дети и хорошие, и плохие. И родители тоже разные. Только вот у тебя кучковато в классе, а у меня будет на участке». И решила, что я попробую, а в школу никогда не поздно вернуться. В итоге вот «пробовала» 30 лет.

  • - Как выстраивали отношения со своими подопечными?

- Первоначально я работала в Приобской инспекции по делам несовершеннолетних. У меня участок был мясоконсервный комбинат: от 22 училища до трамвайного депо. Контингент, конечно, был очень разный. Но меня всегда поддерживало то, что для меня нет чужих детей. У меня двое родных, а остальные двоюродные. Я за всех переживаю, как за собственных.

У меня никогда не было цели наказать ребенка. Я всегда и на всех уровнях говорила, что наша работа должна заключаться в профилактике, то есть предупреждении совершений правонарушений и преступлений. Для этого нужно ходить общаться с родителями, с подростками, с учителями. Нужно работать с уличной детворой. Сейчас, к сожалению, инспекторы очень сильно загружены бумажной работой, им, бедным, некогда сходить и поработать на участке.

Я каждый вечер обходила свой участок и смотрела, где мои дети гуляют, чем они занимаются. Если вижу, что хулиганят, то я сразу к ним не подхожу, разборки не устраиваю. А на следующий день встречаюсь с ребенком и спрашиваю, а где ты вчера был. Он мне – «Дома», а я говорю: «А вы не знаете, что у меня глаза есть не только впереди, но и на затылке?». И вот у нас с детьми отношения всегда складывались на доверии, они меня старались не подводить.

  • - Наверняка есть случаи, которые из вашей практики вам запомнились больше всего?

- За все время работы в места лишения свободы у меня отправился только один человек. И то, только потому, что родители уже сами с ним измучались. Это, конечно, сильно запоминается. Мы вытаскивали этого парня из разных притонов, и вшей выводили, и чесотку, что только не делали. Занятия пропускал. И мы с родителями поняли, что остается только уже отправлять его в суд. Конечно, знаете, к этому никогда не привыкнешь, когда говорят: «Именем Российской Федерации…».  Он на меня смотрит, я на него. У него полные глаза слез, и у меня. Он, конечно, не думал, что это будет так серьёзно и страшно. Это единственный из моих детей, кто побывал в местах лишения свободы. Правда, он там за ум взялся. Вместо трех лет пробыл полтора года. Вернулся, закончил училище, сейчас уже женат. Но до сих пор обо мне не забывает, поздравляет с праздниками - за что я очень ему благодарна. Ну, а остальных детей обычно вытягивали, можно, и так сказать.

  • - От родителей зависит многое?

- Конечно, в нашей работе сложность составляют именно родители. Ведь мы зачастую сами не знаем своих детей. Я всегда говорю дети – это хамелеоны: дома они одни, на улице - другие, в школе - третьи. В общем-то, как и мы сами. Пока он дома вы можете отвечать за него, контролировать, а когда ребенок вышел, вы уже не знаете куда он пошел, с кем проводит время. И многие даже не задаются целью хоть раз выйти и проверить. Родители их обули, одели, накормили и считают, что на этом их обязанности по воспитанию выполнены. А чем ребенок занимается, что он хочет? Родители часто навязывают собственное мнение, а у детей есть собственное «Я». Нужно принимать их такими, какие они есть, не делать из них свою копию. Именно в результате того, что понимания у детей и родителей нет, дети начинают искать себе подобных на улице. И хорошо, если найдут такого товарища, который не вовлечет их во что-то, но чаще всего бывает по-другому.

  • - По собственному опыту, как считаете, можно ли изменить трудного подростка?

- Можно. Расскажу одну историю из своего опыта. Я работала с девочкой, которая попала в опалу у учителей. Знаете, не сдружилась с одним педагогом, а та настраивала против нее всех. Когда мы с ней повстречались, мне рассказали, что она и пьет, и курит, и уроки срывает. Выслушав их, я осталась с ней в кабинете одна. И говорю ей: «Расскажи мне о себе сама. Я такой же человек, самый обыкновенный, ну, подумаешь, в погонах. Я тоже женщина, а когда-то была девчонкой. И атаманкой была, мне мама говорила, почему же я мальчишкой не родилась». Ну и мы с ней разговорились, она мне все рассказала. Оказалось, что она просто неудачно влюбилась. Я начала помогать ей, мы с ней поддерживали хорошие отношения. Я пыталась разговаривать с учителями, чтобы оставили ее в покое, дали ей проявить себя. Они и стихи красиво читала, могла участвовать в самодеятельности. В итоге я посоветовала маме перевести ее из этой школы. Они перевелись, переехали в другой район, и любовь ее забылась. Девочка закончила школу, поступила в колледж, оказалась рукодельницей. Вот специфика инспекторов и должна заключаться в этой профилактике, в том, чтобы помочь ребенку, а не закопать его еще сильнее, обращаясь в суды и выискивая преступления.

  • - А бывала ли агрессия в вашу сторону?

- Бывало, и не раз. Вот, например, раньше выпускные проходили прямо в школах, а мы на них дежурили до самой ночи, пока ребята не поедут встречать рассвет. И вот однажды я работала на выпускном в школе №39. Время было уже к полуночи, мы с родителями стояли на входе в школу. Смотрим, идет группа парней, человек, наверное, восемь. Нагло открывают калитку. Я это вижу, стою, а мужчины-родители по одному начинают уходить в школу. Я осталась один на один с этими ребятами, которые были не в самом адекватном состоянии. Дверь закрыла, руками ее держу. Говорю им: «Вы зачем сюда пришли молодые люди?». Они мне: «На выпускной». Я объясняю им: «Ребята это не ваш выпускной. Это праздник тех, кто сегодня закончил школу». Один из них подходит ко мне, крутит в руке нож-бабочку и начинает сыпать угрозами. Потом уже начал наступать, осталось ему только руку протянуть и все. Спас меня один парень - из их же компании. Он схватил его руку и говорит: «Ты чего, это же наш инспектор!». Когда они ушли, я постепенно сползла от страха по двери. А потом пошла в школу и обратилась к тем мужчинам, которые убежали. Тому, кто ушел самым первым говорю: «Снимайте свои штаны, а я вам юбку отдам. Вы не мужики! Да, я милиционер, но я женщина. А вы как последние трусы оставили меня на произвол судьбы». Вот такой был инцидент, бывали и другие…однажды и битой по затылку получила.  

  • - Сейчас часто можно услышать, что современные дети более жестокие и агрессивные? Как думаете, это действительно так или со временем ничего не меняется?

- Вот вы знаете, даже когда я училась в школе, нам учителя говорили: «Такого плохого выпуска как вы, у нас никогда не было». Поэтому молодое поколение, ребятишки наши – это хорошие дети, просто их нужно вовремя поддержать, подсказать. Каждого ребенка просто нужно направить в правильную сторону, помочь ему. Это может сделать в том числе и инспектор по делам несовершеннолетних.

Хочу, пользуясь случаем, поздравить коллег и ветеранов с 85-летим службы по делам несовершеннолетних. Ваша профессия очень важна, ведь дети это наше будущее и от вас зависит то, каким оно будет! Ваше участие в жизни ребят, которые оступились, помогает большинству из них избежать многих непоправимых ошибок.

Комментарии (1)

1000

Авторизоваться:

Гость

Золотой человек! Дай вам Бог здоровья и счастья тем ребятам которых вы вытащили со дна! К большому сожалению сейчас ювенальные технологии направлены на разрушение семей и отрыв их от родителей, под разными предлогами. Над этим неустанно трудятся различные НКО на западные гранты и продажные депутаты, пытающиеся протащить эти законы. Видимо полагая, что мешок денег их сможет защитить от всех проблем и разъярённых родителей, разлучённых с детьми.