Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Татьяна Тупикина: Не скажу же клиенту: «Заплатите мне два раза»

Как салоны красоты пережили месяц простоя.

Красота – страшная сила, но и она не смогла противостоять последствиям эпидемии коронавируса. О том, как отразился месяц с закрытой дверью на салонах красоты, говорим с Татьяной ТУПИКИНОЙ, руководителем салона «Флёр».

  • – Больше месяца простоя. Татьяна Николаевна, как вы пережили это время?

– Я даже не знала, что такое в принципе возможно. Ты понимаешь, что строишь годами, можешь вот так вдруг потерять – клиентов, мастеров, бизнес. И главное – от тебя ничего не зависит. Хотя что-то надо было делать, чтобы с пользой провести время. Мы занялись инвентаризацией, генеральными уборками.

Но это не отвлекало, переживаний было много. В какой-то момент все накопилось, и я написала обращение к губернатору. Старалась писать без лишних эмоций, никаких подписей не собирала. Просто хотела обратить внимание на нашу проблему.

Весь этот месяц не расставалась с телефоном, созванивалась с клиентами, составляла списки, кого на на какие процедуры позвать сразу же, как только это станет возможным. Все равно, понимание того, что однажды ограничения снимут, было.

  • – Когда все-таки разрешили открыться, на душе стало легче?

– Еще не поняла. Ведь работать теперь приходится в совершенно новых условиях, и вопросов по-прежнему много.

Мы оказались в ситуации, когда поток желающих прийти оказался выше, чем мы можем принять.

Это связано с требованиями Роспотребнадзора, при условии соблюдения которых салонам разрешили открыться. Например, на весь зал может работать только один мастер-парикмахер. К тому же между клиентами должен быть временной промежуток в 20 минут. Надо учесть еще и траты на дезинфекторы, которыми нужно оснастить кабинеты. Нам рекомендовано установить рециркуляторы, работать со спреями для обеззараживания. За все – около 100 тысяч рублей. Выходит, загруженность салонов будет минимальной, затраты высокими, и в нынешних условиях мы будем в убытках в любом случае. При всем этом я понимаю важность соблюдения мер предосторожности, но как выжить бизнесу, пока не знаю.

  • – Если есть спрос, то будет и предложение. Ни для кого не секрет, что можно было и подстричься, и покраситься, и ногти сделать. Но уже в других условиях – у кого-то на дому.

– Мастера, которые и раньше работали на дому, свою работу даже не думали прекращать. Посмотрите тот же Инстаграм. Он кишит приглашениями на стрижки, маникюр, эпиляцию, и это массовое явление. Люди не стесняются выкладывать рекламу, они знают, что к ним домой с проверками не придут.

Выходит, то, что мы годами нарабатывали – опыт, качество, узнаваемость, имидж, вдруг стало не так уж и важно. Представьте ситуацию: у женщины обломались ногти или сильно отросли некрашеные корни волос. А она ходит на работу, ведь основная масса людей все-таки работает, и хочет выглядеть аккуратной, ухоженной. Если там, куда она привыкла обращаться, закрыто, она будет искать другие варианты. И найдет их у надомного мастера.

Я всегда спокойно относилась к тому, что такое явление есть, пока оно шло параллельно нашему. Я искренне считала, что работать нужно на работе, а дома отдыхать. И сама, как мастер, на дому никогда не принимала, даже в девяностые. Это и есть сильная сторона салонов – здесь предоставляют сервис, понятные условия обслуживания и действительно несут ответственность. А мастер, работающий дома, может однажды просто не взять трубку. Что вышло сейчас? Салоны закрыты, терпят убытки. Налоги, аренду, зарплату сотрудникам, коммунальные платежи и прочее с нас никто не снимал. При этом – постоянные проверки. То есть под ударом оказались те, кто и так работает легально. А теневой бизнес себя при этом прекрасно чувствует, и никто не знает, какие там санитарные условия, я уже молчу о каких-то отчислениях.

  • – Но ведь и салоны могли бы работать. За закрытой дверью, конечно.

– Могли, и, уверена, были те, кто так и делал. А как иначе выжить? Но если салоны работали так, то на свой страх и риск. И в этом случае надо понимать, что все может закончиться фатально.

К нам тоже обращаются, просят оказать какие-то услуги, которые пока под запретом. Например, оформить брови. И мы вынуждены отказывать, потому что проверки проводятся регулярно, и только попадись – штрафы будут огромные. Ты потом сам будешь не рад, что согласился.

  • – Сейчас разрешены только парикмахерские услуги. Это основное направление, на котором салоны зарабатывают?

– Нет. Если судить по нашим салонам, то основную часть прибыли приносят косметические услуги, а их проведение как раз по-прежнему под запретом. Работа мастеров маникюра – тоже. Остаются только парикмахеры, но и их я не могу загружать на полную смену, потому что действует ограничение: в зале может работать только один мастер. То есть приходится выбирать, кого вывести на смену. В таких условиях, когда в конце месяца мастера получат зарплату, они вряд ли будут довольны.

  • – Кадры в таких условиях удается сохранить?

– Одна из начинающих мастеров написала заявление об уходе. Мастера, которые работают давно, у которых уже есть наработанная клиентская база, в этом отношении стабильнее. Они знают, что большая часть клиентов их дождется. А это много значит, потому что зарплата зарплатой, но и моральное удовлетворение от работы тоже немаловажно. Что делать молодым, начинающим мастерам, у которых такой уверенности нет? Хорошо, если есть куда уйти. И наверное, работодателю в этом отношении тоже легче, потому что в некоторых организациях мы видим патовую ситуацию: работы нет, дохода нет, но и люди не уходят, ожидая сокращения, чтобы можно было уволиться, получив оплату в трехкратном размере. Руководители таких предприятий в непростой ситуации.

С другой стороны, очень горько. Ведь чтобы вырастить специалиста, требуется не один год. Нужно вложить много сил, терпения и финансов в надежде на то, что этот человек будет твоим соратником.

Есть и третья сторона вопроса. Останутся, я надеюсь, только самые мотивированные и думающие. И это будет пусть небольшой, но очень сильный коллектив, проверенный трудностями и умеющий работать в команде. Нужно всегда стараться видеть возможности. А нашей сильной стороной я считаю как раз команду профессиональных мастеров и понимание, что мы в нашей профессии надолго.

  • – Клиенты за это время изменились?

– Мы понимаем, что сложные времена не только у нас, а у всех. Все это уже проходили. И больше скажу, я уже знаю, с какими проблемами клиенты столкнутся через какое-то время. В 1998 году, когда доллар с шести рублей скакнул на тридцать, мы увидели, как процентов у 80 посетителей началось выпадение волос – итог стресса. Чуть попозже, думаю, повторится то же самое. Этот глубокий затяжной стресс даст о себе знать и на чисто физиологическом уровне.

Многие месяц просидели без работы, доходы упали. То, что сейчас клиенты будут более экономны, сомнения не вызывает. Сейчас пошли обращения за стрижками, потому что это первая необходимость. Но это не те процедуры, на которых держится бизнес. А на более дорогие услуги, скажем, уходовые или сложные окрашивания, сейчас спрос упадет.

  • – Чиновники часто говорят, что упущенное вчера предпринимали смогут наверстать завтра. К вашей отрасли это относится?

– Нет, конечно. Это не покупка шкафа или автомобиля, которую можно отложить на полгода. Парикмахерские, косметические услуги – процедура регулярная. Если человек пропустил стрижку или окрашивание, то пропустил. Все. Я ведь не скажу клиенту: «Давайте я сейчас подстригу вас совсем чуть-чуть, как будто в марте вы приходили, а через пару дней вы придете еще раз. И вы заплатите мне два раза». Такое невозможно. Это упущенная выгода. Мы не заработали тех денег, и их уже не наверстать. При этом я должна заплатить налоги. Налоговые отчисления, в том числе за сотрудников, составляют около 50 тысяч рублей в месяц. И это при том, что салоны не работали.

  • – Отчисления для вас действуют в полной мере?

– Да. Вообще по ОКВЭД мы проходим как предприятие из особо пострадавшей от пандемии отрасли и чисто теоретически могли бы рассчитывать на отсрочку по налогам. Но для этого мне, наверное, нужно было бы отложить дела и заняться изучением всех положений и постановлений, сбором документов, и, конечно, на это все ушло бы не один и не два дня. И главное – зачем? Я как юридическое лицо работаю с 1996 года, и у меня никогда не было ни копейки задолженности. Но это ничего не значит и нигде в расчет не принимается. Максимум, на что я могу рассчитывать – это отсрочка налоговых платежей, а не их отмена. Но не думаю, что если у кого-то есть возможность заплатить сейчас, он воспользуется послаблениями, ведь платить все равно придется, в том же размере. Только при этом будешь полгода копить долги и каждый час об этом думать. И с кредитами на выплату зарплаты – так же. Даже неважно – процентный, беспроцентный. Это кредит, и я как предприниматель будут отвечать по нему своим имуществом. Не расплачусь вовремя, ко мне придут и все опишут. Поэтому большинство рассуждает так: если есть какая-то финансовая «подушка безопасности» – самое время ее использовать. В конце концов, если и дальше все будет плохо, закрываться все равно придется, так уж хотя бы без долгов.

На сегодня я пытаюсь оформить субсидии – по 12130 рублей за каждого сотрудника, плюс такой же размер на меня как предпринимателя. Это уже что-то, если, конечно, удастся получить. Эти меры поддержки государству нужно было озвучить раньше, тогда было бы меньше напряжения в обществе, в частности в предпринимательской среде. Пока это только надежда хоть как-то поддержать бизнес.

  • – То есть пессимистических настроений нет?

– Мне кажется, сейчас предприниматели пребывают в некой прострации: непонятно, что будет дальше. И во многом это будет зависеть от того, как долго продлятся ограничительные меры. Если говорить конкретно обо мне, то немного спокойствия добавляет тот факт, что салоны находятся не в арендованных помещениях, а в собственных. Хотя с тех, кто арендует муниципальные площади, плату и вовсе не должны брать, но таких немного, в основном это все-таки коммерческая недвижимость, и в этом случае многое зависит от арендодателя.

К тому же я сама мастер, и это тоже вселяет уверенность, как, наверное, и всем, кто умеет работать руками – на хлеб заработаешь. А вот те, кто приходит в бизнес только с инвестициями, не имея собственной практики, в каждый кризис уходят с рынка первыми.

– Выходит, хорош тот руководитель, который и сам не оставляет ножницы?

– Это спорный вопрос. Я много вкладываюсь в образование, и почти на каждом профильном форуме нам твердят одно и то же: руководитель должен руководить, а не стричь или красить. Наверное, это правильно, потому что тогда больше внимания можно уделить развитию бизнеса, административным делам. Но жизнь не дает так расслабиться, и я себя чувствую увереннее от того, что сама владею ремеслом, неплохо разбираюсь в косметологии, в ногтевом сервисе. В общем, милости не жду – ни от природы, ни от государства. Никогда не знаешь, что будет завтра. Так что и картошку не забываем семьей посадить, и огурчики с помидорчиками закрутить.

Комментарии (2)

1000

Авторизоваться:

Паук

Молодец девушка, побольше бы таких

Неважно

Тоже хочу в этом салоне обслуживаться, где и мастера с набитой рукой и деньги не в карман кладут, а через кассу или бланк строгой отчетности.