Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Психанул: бийчанин, обвиняемый в смерти матери, не раз угрожал убить родителей

Бийчанин, забивший мать 16-килограммовой гирей, отправится не в тюрьму, а на принудительное лечение. Подробности резонансного убийства.

В бийской пятиэтажке в районе «Приобья» разыгралась настоящая трагедия. 47-летний сын насмерть забил гирей свою 81-летнюю мать. Избитый отец мужчины в это время бегал по соседям, пытаясь вызвать полицию и скорую помощь. Сейчас в живых нет и его.

И в турпоход, и в монастырь

Семья – пожилые родители и их сын, жили в «двушке» на четвертом этаже. Жили тихо, скандалов за ними не замечалось.

О том, что сын «не такой как все», соседи, конечно, знали и сторонились мужчину. У него был диагноз шизофрения, он регулярно лечился в стационаре.

Родные говорят, что в детстве мужчина был обычным ребенком. Затем за ним стали замечать лунатизм. Он мог закричать посреди ночи, выбежать на балкон и подолгу смотреть на улицу. Тогда же семья стала замечать: ребенок опасается, что за ним кто-то следит.

Отношения со сверстниками в школе не складывались, парня то и дело обижали. Тем не менее, школу он окончил – все 11 классов. Для службы в армии его, конечно, признали негодным по состоянию здоровья, зато он поступил в лесохоз-техникум, который тоже успешно окончил, организовывал турпоходы и даже успел жениться, правда, брак распался.   

В юности мужчина работал по специальности в Томской области, но затем вернулся к родителям. Учеба в институте, куда он поступил, вернувшись в Бийск, тоже не задалась. Наверное, уже стала сказываться болезнь.

В те же годы мужчина стал интересоваться религией. Он то и дело уезжал в монастыри, добирался до них автостопом. Затем снова возвращался в Бийск.

Говорил, что убьет

Дома мужчина стоял на учете у врача-психиатра и порой нуждался в стационарной психиатрической помощи. В последний раз в психбольнице он провел почти пять месяцев, выписался в апреле 2020 года.

Отец рассказывал, что после выписки сын вел себя спокойно, адекватно, устроился на работу дворником, но к ноябрю у него вновь стали отмечаться приступы беспокойства, он вновь говорил, что за ним следят.

Тогда же начались всплески агрессии. Уже бывало так, что мужчина мог накричать на родителей и вытолкать их из квартиры.  

Вел себя мужчина порой странно, частенько разговаривал сам с собой, был угрюмым, грустным, но, как правило, спокойным, иной раз это даже казалось соседям подозрительным.

Впрочем, с другими жителями дома он мало общался. Были те, с кем он мог перекинуться словами – в основном, с людьми, которые не понаслышке знают, что такое психические расстройства, например, у близких.

Мужчина рассказывал, что принимает нейролептики. В разговорах часто винил своих родителей в том, что они не дали ему учиться, завести семью, да и вообще, отравляют его жизнь. Те, с кем он вел такие беседы, говорят, что понимали и чувствовали: к своим родителям мужчина питает жгучую ненависть.

Отец, уже после трагедии, вспоминал, что за месяц до убийства, сын все чаще стал проявлять агрессию к родителям, пару раз он даже говорил, что убьет их обоих.

Мне за этого ничего не будет

Сейчас  сложно сказать, ждали ли родители, что их сын перейдет от угроз к делу, но однажды это случилось. 

Рано утром сын ушел на работу. Родители в этом время были дома. Мать в комнате смотрела телевизор, отец занимался гимнастикой с гирей. Было около восьми утра, когда сын вернулся домой. С порога он начал кричать на родителей, оскорблять мать.

Подошел отец, попытался успокоить сына, но тот развернулся и ударил несколько раз. Отец упал на пол, а сын продолжал избивать его. За главу семейства вступилась мать, она пыталась оттащить сына, но мужчина отвесил удар и ей. Женщина упала, и мужчина принялся избивать ее дальше, крича:

«Я тебя сейчас убью, и мне за этого ничего не будет. Я на учете, я шизофреник!»

Отец, поняв, что ему не хватит сил справиться с сыном и защитить супругу, как был - почти раздетым, выбежал из квартиры и принялся стучать в двери соседей, надеясь, что те вызовут полицию и скорую помощь. Однако двери никто не открыл.

Пожилой мужчина, насколько позволяли силы, шел вниз по этажам. В какой-то момент понял, что супруга уже не кричит. Мужчина продолжал искать помощи. В квартире на одном из этажей хозяйка была дома, но открыть дверь не решилась. Так мужчина дошел до первого этажа. Там наконец-то дверь открыли. Женщина уже была одета для выхода на улицу, но попробовала вызвать с сотового скорую и полицию. Номера были заняты. Сказав, что она торопится, женщина ушла.

Мужчина вновь пошагал вверх, к квартире, где до этого ему не открыли дверь. Крикнув, «Сын мать убивает!» и, попросив вызвать полицию, отец бросился наверх.

По его прикидкам, на бег в поисках помощи, у него ушло 5-6 минут. Оказавшись снова в дверях своей квартиры, он увидел, как сын заносит его 16-килограммовую гирю над матерью.

На его глазах сын несколько раз ударил женщину, уже бывшую без сознания, металлической гирей, послышался хруст костей, и на пол обильно полилась кровь. Кровь была и на стенах. Отец понял: супруга умерла.

Через несколько минут в квартиру уже поднялась полиция.

С разницей в месяц

Когда отец немного пришел в себя, в доме уже были правоохранители. Тут был труп жены, работали следователи, криминалисты. С пола брали образцы крови. Был тут и сын. Отец заметил, что мужчина, забивший гирей свою мать, уже успел переодеться. Вскоре сына увезли в отдел полиции.

С тем, что его супруга умерла, глава семейства никак не мог смириться. Женщина хоть и разменяла девятый десяток, была бодра и полна жизни.

Пожилой мужчина говорил, что его жена, несмотря на то, что старше мужа на шесть лет, была абсолютно здоровым человеком, и за всю жизнь никогда не лежала больнице, а к врачам обращалась разве что когда нужно было полечить зубы. Болезни обходили ее стороной.

Мужчина уверен: сказывался здоровый образ жизни, который вела супруга. Она каждый день гуляла, и не просто – а с палками для скандинавской ходьбы.

На свое здоровье мужчина также не жаловался. Еще бы жить и жить.

Ни о каком прощении сына и речи не шло. Отец настаивал, что сына должны привлечь к уголовной ответственности и назначить ему лечение, а сам он выступит потерпевшим по уголовному делу.

Однако без супруги бийчанин прожил немногим более месяца, от осложнений подкосившего его коронавируса он умер.

Сейчас потерпевшим по делу проходит еще один их сын. Примечательно, что при жизни они не поддерживал связь более 25 лет.

Психанул

Меж тем, уже готово заключение судебно-психиатрической экспертизы, которую провели сыну, напавшему на родителей.

В нем указано, что мужчина склонен к бредовым идеям, неоднократным приводившим его к госпитализациям в психиатрический стационар по поводу параноидной шизофрении. Это расстройство возникло задолго до нападения, оно носило стойкий характер и лишало мужчину способности осознавать характер и общественную опасность своих действий.

Сейчас мужчина также не может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.

Эксперты отмечают, что мужчина представляет особую общественную опасность и нуждается в применении принудительных мер медицинского характера в организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Правоохранители уже обратились в суд, чтобы в отношении мужчины применили принудительные меры медицинского характера, пояснила Мария Уманец, старший помощник прокурора Бийска. Также в суд направлено уголовное дело по статье «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку».

Сам мужчина мотив, по которому напал на родителей, пояснил коротко: «Психанул».

Комментарии (4)

1000

Авторизоваться:

Богданыч

Выходит, соц.службы и медицина оставили психически больного жить с родителями, которым пошел уже 9-й десяток лет и которые сами нуждаются в уходе и наблюдении?

Гость

Да уж. Человека убивают, а никто даже полицию не вызовет!

Людмила.

Однажды на работе пытались пристроить сбежавшего психа из больницы.Скорая и милиция отказались его забирать.В психбольнице нам вообще ответили что их много по городу бегает,что мы за каждым ездить будем.Так как он знал свои адрес, попытались его отвести на дежурке домой.Итог он кинулся с кулаками на водителя автобуса, тот ели вытолкнул его из автобуса.Захотели сделать доброе дело и чуть не угробили своего шофера.

Хочу сказать

Теперь нуждается а где раньше - то были до совершения преступления?