Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Депутаты Алтайского райсобрания поддержали коллегу обвиняемого по 2-м статьям УК

Мужчина обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего и в угрозе убийством.

Продолжается рассмотрение уголовного дела депутата местного райсобрания Романа Бруннера в Алтайском районном суде. Депутат обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, а также в угрозе убийством, об этом рассказывает информационное агентство «ПолитСибРу».

По версии следствия, речь идет о событиях, произошедших в 2014 году. Своей вины Роман Бруннер не признает.

По данным правоохранителей, у депутата, который является директором ООО «Бруно», неофициально трудились несколько местных жителей. В мае 2014 года он поручил двоим из них выполнить работу, расплатившись спиртным. Однако часть поручений так и не была сделана, а рабочие уже принялись распивать алкоголь.

После этого Бруннер битой нанес удары одному из мужчин. Потерпевший через несколько часов скончался от полученных травм в медучреждении. На тот момент Бруннеру удалось избежать уголовного преследования, так как свидетелю он угрожал убийством. Установить истину правоохранителям удалось спустя несколько лет.

 

 

 

 

В настоящее время Роман Бруннер содержится под стражей. Рассмотрение уголовного дела в суде стартовало 22 мая, последнее заседание прошло 25 июня.

В Алтайском райсобрании семья Бруннер представлена еще двумя депутатами - младшим братом Романа Яковом и матерью Татьяной.

Между тем в поддержку своего коллеги выступила большая часть депутатов районного собрания, состоящего преимущественно из беспартийных самовыдвиженцев и единороссов. Так, из представителей «партии власти» свои подписи под документом поставили 6 человек из 11.

 

«Политсибру» пообщался с депутатами, чтобы узнать мотивы их поступка. Как сказал зампредседателя райсобрания Михаил Могилевцев, коллективное обращение, которое он подписал, касалось изменения меры пресечения: вместо заключения под стражей - домашний арест.

 

«Хочу отметить, что вопреки слухам, мы не просили признать Романа невиновным, речь идет только об изменения меры пресечения», - уточнил Могилевцев.

 

Собеседник рассказал, что идея исходила от адвоката Бруннера, которого наняла семья. Именно юрист посоветовал обратиться к депутатскому корпусу для придания бумаге большего веса.

При этом о деталях уголовного дела многие коллеги Бруннера, по их признанию, осведомлены очень плохо. Свои оценки публично выносить они не готовы, но «безусловно, если человек виновен, он должен понести наказание. Какое – пусть определит суд».

 

«Никакого давления на нас не оказывалось, кроме того, помимо подписи все мы предоставляли копию своего паспорта и делали это исключительно добровольно», - рассказывает Михаил Могилевцев.

 

По оценке собеседника, сейчас оставшиеся в составе райсобрания представители семьи Бруннер ведут на заседаниях себя не столь активно, как это было до возбуждения уголовного дела. Они считают, что Романа подставили и намерены обращаться в вышестоящую инстанцию.

Другой депутат, Сергей Полев, сообщил изданию, что подписал письмо в защиту Бруннера, так как «расчувствовался»:

 

«Я не знаю, насколько серьезные обвинения предъявлены Роману, но если это так, то никакого веса наша бумага иметь не будет. Напротив, если речь идет о не слишком серьезных статьях, то суд мог бы и учесть коллективное обращение. Поэтому я все взвесил и подписал. Не знаю, может быть это было и неправильно», - рассуждает народный избранник.

 

«Мне еще в мае позвонил отец Романа и попросил расписаться, я подумал и рассудил – а почему бы и нет. Сделал это по большей части из солидарности – это все-таки наш коллега. Все в жизни бывает, нужно друг друга поддерживать в трудную минуту», - резюмировал Полев.

 

Не слишком разговорчив оказался еще один собеседник «Политсибру» депутат Анатолий Костылев. Он признал, что поставил подпись, как это сделали часть единороссов и самовыдвиженцев, входящих в состав представительного органа власти.
 

«Данная нами характеристика может быть учтена впоследствии», - заметил Костылев.

 

Добавим, что на суд бумага никакого действия не произвела и пока мера пресечения обвиняемому остается прежней – заключение под стражей.

В свою очередь депутат Галина Лаптева, директор Старобелокурихинской СОШ, рассказала, что свою подпись под документом не ставила:

 

«Во-первых, мне никто не звонил с такой просьбой. Кроме того, не слишком знакома с деталями этой истории, все только на уровне слухов. Плюс ко всему живу я далеко от Алтайского – в Старобелокурихе, поэтому не слишком знаю местные реалии».

 

 

 

Конечно, позицию тех народных избранников, кто поставил свои автографы в поддержку обвиняемого, понять можно. Кто-то хорошо знает Бруннера лично, кто-то с ним учился в одной школе. Коллективизм, солидарность и своих в беде не бросаем. Это – с одной стороны. А с другой – все старательно избегают подробностей истории, хотя поверить в то, что избранникам до сих пор неизвестно, в чем обвиняется Роман Бруннер, крайне сложно. Тем более, что речь идет не о городе, а о сельской местности, где слухи распространяются намного быстрее.

 

 

Комментарии (3)

1000

Авторизоваться:

...

Ворон ворону...

Ольга С.

Во-первых, адвокат преступника знает свою работу. Во-вторых, какой "вес" может дать бумага с росписями депутатов для облегчения наказания человеку, совершившего убийство? и в - третьих, договоры ГПХ - зло.

Ольга С.

Журналисты, на каком документе поставлены подписи депутатишков Алтайского райсобрания ?