Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Как бийчанин редкую и древнюю профессию освоил

Кузнец Алексей Устименко рассказывает о тонкостях свой работы.

Огонь, искры, стук молота, звон метала. Тяжелая мужская работа, древнейшее ремесло - кузнечное дело. Представителей этой профессии сейчас встретишь редко, их издревле считали особенными людьми, носителями сакрального знания. Алексей Устименко – опытный кузнец и все эти поверья знает, но на вопрос, считает ли он себя волшебником или магом, пожимает плечами.

 

- Говорят, что это профессия только по крови передается, считается, что ей невозможно научиться, - говорит Алексей. – Я когда бывал на фестивалях, у всех мастеров спрашивал: где человек научился ковать? Оказывалось, что у всех в роду были кузнецы. И мне мама уже потом рассказала, что у нас в семье кузнецом был прадед.

 

 

Несмотря на потомственную предрасположенность, путь к гордому званию – кузнец, для Алексея не был простым, приходилось и работы менять, и сомневаться в правильности выбора профессии, и терпеть неудачи, выбрасывая испорченный металл.

 

- Я понял, что хочу стать кузнецом где-то после 20 лет, - вспоминает мастер. - Сперва шесть лет долбил строительные скобы, зарабатывал неплохо: за день 1000 скоб надолбишь и 1000 рублей получишь. Потом устроился на другую работу, искал такого человека, который бы мне подсказал с чего начать, но потом уже начало получаться. Например, научиться работать на молоте не так просто,  не все способны научиться этому. А мне сон приснился, я услышал музыку – ритм молота, пришел и начал работать, все были в шоке.

 

Особенно сложно было в начале пути, признается кузнец. Молодому мастеру работу найти тяжелее, потому что обычно все кузнецы уже опытные пожилые люди. В поиске своего места, парень ходил с фотографиями собственных работ, а люди к которым он устраивался, смотрели и не верили, что он такое может сделать.

 

- И родители бывало, говорили: «Брось работу, иди в сварщики», - рассказывает кузнец. - Но это как в Бога верить и потом предать веру, здесь то же самое - кузницу не бросишь. Я, когда учился у Виктора Малютина, он был кузнец в годах, и говорил мне, что будет тяжело сначала, но главное не сломаться, а когда пройдет время все наладится. Я верил в себя, в Бога, в семью и работал.

 

 

Так и случилось, постепенно вместе с опытом, в окружении стали появляться те, кто по заслуге оценивал работы мастера, ценил его труд. Хороших людей все-таки на свете больше, считает Алексей и вспоминает историю, как посторонний человек купил его семье дом.

 

- Сам бы я никогда не смог на квартиру заработать, сейчас молодежи нелегко приходится, куда ни глянь либо пьют, либо еще чего хуже, - делится Алексей. – Мой заказчик, Сергей Михайлович Скобликов решил нам просто так помочь. Помню, когда он сказал мне про это, я шел с работы и слезы текли, целовал руки, благодаря которым люди меня ценят.

 

 

Теперь семья Алексея: жена, старший сын и младшенькая дочка, обустраивают дом. Все своими руками, двор и крылечко украшают, конечно, кованые изделия. И кузница здесь же, ее мастер построил сам, говорит, собирали копеечку к копеечке. Инструменты, горн – все делалось своими руками и под себя, чтобы было удобно. Алексей отмечает, что в кузнице важен порядок, это место где каждая вещь должна лежать на своем месте, чтобы найти ее можно было с закрытыми глазами. И семью, которая часто помогает папе, кузнец приучает к этому. Жена Алена, на подхвате всегда, дома даже стоит звонок, чтобы знать, когда нужно заглянуть в кузню. Она и ковать умеет, и на недостатки указать не боится.

 

 

- Мы вместе прожили 14 лет, период я думаю большой, чтобы понять надо быть вместе или нет, - говорит девушка. - Было и тяжело, и ссорились, у Леши непростой характер, но я переступила через себя, чтобы помочь ему. Мы всегда вместе и дома, и на работе. Моя задача - красить изделия, сначала я боялась их испортить, а теперь приноровилась. Бывает, что критикую его работу, замечаю, где что-то неровно, он, конечно, злится, но в итоге я оказываюсь права, потому что заказчик тоже может попросить это исправить.

 

Большие надежды Алексей возлагает на сына, 14-летнего Никиту. Работа с огнем ему нравится, правда, пока по силам только наковальня, а вот молот еще слишком тяжел.

 

- Кузнецы – редкая профессия сейчас, и мне хочется быть одним из них, - говорит Никита. – Я хочу знакомиться с людьми, общаться с ними и создавать для них изделия. 

 

 

Пока Никита только перенимает опыт папы, который уже достиг определенных высот. Алексей признается, что сейчас для него чем сложнее заказ, тем интереснее с ним работать. Неделя минимум уходит на то, чтобы просто обдумать изделие, потом в мастерской на это уделять время уже нельзя – тратятся электричество и уголь. А бывали заказы, обдумывать которые приходилось и по году. Например, ворота с географической картой в 3D формате с озером Байкал, Телецким озером, Томском и Бийском из металла.

 

- Однажды мне заказали метровую кедровую шишку, - вспоминает кузнец. - Люди заплатили деньги, а когда приехали забирать работу, были уверенны, что ничего хорошего не вышло. Шишка у меня была в мастерской под занавеской. Помню, занавеску снимаю, и выражение лиц у заказчиков меняется. Там каждая иголочка была кованая, я даже сам был удивлен результату. Такие заказы меня и развивают.

 

 

Один и тот же рисунок мастер никогда не повторяет, всегда делает разные художественные элементы. Чтобы заказчики не сравнивали и не спорили, у кого лучше, объясняет кузнец. А люди, которые обращаются к нему, всегда возвращаются снова, становясь семье Устименко хорошими друзьями.

 

- Для каждого своего заказчика делаю изделие с душой. Кованые работы стоят немало и, несмотря на то, что мне в карман идет не вся сумма, многое тратится на металл, я всегда с уважением отношусь к людям и очень стараюсь оправдать ожидания человека.

Комментарии (0)

1000

Авторизоваться: