Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

«Куда же я без нее»: теплая история бийчан, которые уже 72 года вместе

Супруги Студеникины раскрыли рецепт семейного счастья.

«Они поженились в 1948 году, с тех пор не разлучались» – хорошая фраза для начала художественного романа в жанре семейной саги. Цепляет. 72 года вместе! Итак, идем в гости к чете Студеникиных.

72 года вместе

Ветеран Великой Отече-ственной войны Василий Петрович Студеникин готовится отметить 95-летний юбилей. Еще месяц до дня рождения, но продумать надо все. На уютной кухоньке на пятом этаже стандартной панельки составляют с супругой Александрой Алексеевной список будущих гостей. Он получается солидным, возглавляют его внуки, правнуки и праправнуки.

Большую жизнь прожили вместе Василий Петрович и Александра Алексеевна. Ей – 94, ему почти 95, а вместе они уже 72 года.

– Учились в одной школе, наш дом стоял в трех домах от ее дома, – вспоминает Василий Петрович, надевая парадный пиджак с фронтовыми наградами. – Так что к этим семидесяти двум можно смело еще десяток годиков прибавить.

Александра Алексеевна улыбается мужу. Как не похожа эта улыбка на ту, которой потчуют гостей из вежливости! Искренняя, с лукавинкой, которую тут же подхватывает Василий Петрович.

– Она и не догадывалась, что у меня на нее виды были. Может, и раньше бы поженились, да тут война началась. Меня в 17 лет забрали в армию.

Письма с фронта

Он был направлен на фронт в марте 1943-го. Второй Белорусский фронт, разминирование подмосковной Калуги и Литвы. Память не подводит Василия Петровича, он в деталях может восстановить каждый свой фронтовой день.

– Боевое крещение мы приняли под Витебском. Помню, что в день прибытия на передовую нас сначала накормили, и только на второй день дали боевое задание: надо было заминировать поле. А немцы заметили нас и начали обстрел. Конечно, страшно поначалу было, – опередил вопрос фронтовик. – Считай, детьми были. А потом ничего, привыкли. О смерти не думали. Да и письма еще надо было домой писать, – взгляд в сторону Александры Алексеевны.

– Писал, а как же. Только странными они мне казались, – вступает в разговор его вторая половинка. – Он у меня спрашивал, как там его семья живет! А я понять не могла, почему сам им не напишет. Братья грамотные, отец – бухгалтер, но отвечала исправно. Это я теперь понимаю, что он повод искал, чтобы написать. А я в войну на почте работала, так что все письма первой получала, чаще всего прямо там и читала. А перечитывала уже дома.

Он молчит, но по глазам видно, что письма эти сыграли в его фронтовой судьбе большую роль. Письма Шуры помогли ему выжить. В апреле 45-го, когда до Победы оставалось «еще немного, еще чуть-чуть», его тяжело ранило. Дело было во время форсирования Одера. Так что известие об окончании войны он получил в госпитале. Подробности ранения Василий Петрович упустил, а мы не стали бередить память.

– Потом еще два года служил. Сразу не отпустили нас домой. Считай, всю Литву от границы до границы разминировали. И письма читал. – Василий Петрович снова воз-вращается к романтической нотке нашего разговора. – Писала о работе, о том как живут, о родителях, ну и еще кое о чем.

Хитро улыбается. И сразу становится ясно, что именно тогда в Шуриной обороне 20-летнему бойцу удалось пробить брешь. А после демобилизации в марте 1948 года прямо с вокзала, минуя родительский дом, пришел к ней домой.

Тещины блины

– Мама блины пекла. Усадили за стол. Поужинал. Сидит и сидит, – рассказывает свою версию встречи Александра Алексеевна, – ночь уже, а он не уходит. Ну мама и постелила ему. А мы с ней в ту ночь на полу спали. И только утром пошел к своим, а идти-то было через три дома. Потом и танцы были, и кино. Через месяц замуж позвал, согласилась. В апреле 48-го и свадьбу сыграли.

Семейная жизнь получилась интересной. Еще до устройства в геологоразведку бывшего фронтовика приняли на работу завклубом. А там кружок театральный, ставили самые настоящие спектакли. Не оставалась без ролей и Александра Алексеевна.

– Помню, ставили Горького «На дне». Все роли разобрали, а мне, беременной, досталась роль старухи. Я говорю: какая я старуха? А он мне: вот ляжешь и будешь лежать в уголочке и реплики бросать, – смеется над режиссерскими находками мужа.

И все-таки это было не его дело. В мирной жизни Василию Петровичу пригодилась фронтовая профессия минера. Устроился на работу геолого-разведывательную экспедицию взрывником. Об оседлой жизни молодым супругам пришлось забыть. Переезжали с места на место, куда экспедиция направит.

За всю жизнь ни разу Александра Алексеевна не укорила мужа за кочевую жизнь. Хотя споры возникали. Но она свою работу на почте так и не бросила.

– Зима без мороза не бывает. Это мудрые люди задолго до нас сказали. Поговорим посерьезнее, подумаем вместе, глядишь, и проблемы решаются. – Делятся опытом счастливой семейной жизни Студеникины. – Главное не то, чтобы последнее слово за тобой осталось, а чтобы правильно все было, всех устраивало.

Куда же я без нее?

На наивный вопрос: «Как уберегли чувства» – отвечают почти одновременно: жалеть надо друг друга. Вот так и прожили вместе 72 года. Счастье до сих пор в глазах светится, когда смотрят друг на друга и вспоминают. Родные часто навещают, но больше времени проводят вдвоем. Читают друг другу газеты. И до сих пор находят общие темы для разговоров, им интересно вместе, словно и не было этих 72 лет.

Василий Петрович бережно обнимает свою Александру Алексеевну за плечи и говорит: – Куда я без нее, без нее я никуда! – и, немного смущаясь, целует ее.

Комментарии (3)

1000

Авторизоваться:

Юрий

" Редкая птица , долетит до середины Днепра " Н. Гоголь ...1832 год .

Гость

Какая светлая статья! Большое спасибо автору и долгих лет жизни этой прекрасной паре!

Марина

Какие светлые люди! И какая замечательная история жизни! Спасибо, БР!