Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ядовитый нектар: будет ли в этом году урожай мёда на Алтае

С начала месяца пасечники забили тревогу – пчелы начали массово гибнуть, возвращаясь с дневного лёта.

Основная причина, которую называют специалисты – обработка ядохимикатами цветущих полей, с которых пчелы собирали нектар. В региональном Минсельхозе сообщили, что речь идет о нескольких сотнях пчелосемей и 81 пасеке в семи районах края. Сами пчеловоды назвали эту ситуацию «экотерроризмом».

Мы побывали на пасеках в селе Никольском Советского района, чтобы поговорить с пчеловодами о сложившейся ситуации.

В селе пострадало несколько крупных пасек. Сейчас на многих из них совершенно тихо – не слышно, как гудят пчелы, возвращаясь в ульи и улетая назад за ценным нектаром. Пасечники признаются, что с таким массовым мором пчел столкнулись в своей практике впервые, а ведь у многих из них многолетний стаж работы.

 

- Я работаю на этой пасеке больше 30 лет, - рассказывает пчеловод Василий Коровин. – Ситуация неординарная – настоящая трагедия. Вся летная пчела погибла: часть умерла сразу на поле, часть здесь. Самое страшное, что, возвращаясь, пчелы принесли яд в улей и стали гибнут остальные особи. Пока не знаю, до какого времени это будет продолжаться. У меня погибла вся рабочая летная пчела – я уже сжег четыре подноса пчел.

Василий рассказывает, что у него до начала медосбора было 220 пчелосемей. Сейчас не осталось и половины. Вся надежда – на расплод, а вообще пасечник собирается сжимать ульи, сокращать их, другие пасечники обещали помочь. Главное – чтобы прекратили умирать пчелы в ульях.

- Кроме рапса поблизости ничего и не растет, - поясняет Василий Коровин, - моя пасека находится ближе всего к рапсовому полю – всего в километре, поэтому и пострадала больше всего. Яд действует мгновенно. Пчела запоминает, где был медосбор – и завтра туда же возвращается, поэтому на ядовитое поле летят все. Кто-то гибнет прямо на месте, кто-то возвращается, но пчелы их назад в улей их не пускают, у них другой запах.

- Сейчас мы хотим добиться просто мирового соглашения, - подхватывает разговор Ирина Соловых, депутат сельского совета, пчеловод, - чтобы в другой раз нас хотя бы предупреждали о том, что поля будут обрабатывать ядохимикатами.

 

По ее словам, пчелы в селе начали гибнуть со 2 июля. Собирали несколько раз комиссии, обращались в управление ветеринарии, пчел взяли на анализ. Спустя день после первой гибели, ситуация снова повторилась – пострадали уже те пасеки, которые находились чуть дальше рапсового поля.

- Есть Закон о пчеловодстве, - говорит Ирина, - там прописаны все нормы, что сельхозпроизводители, обрабатывая поля, должны оповестить пасечников с указанием времени, даты, ядохимиката и места, где будет производиться обработка. Тогда пчеловоды смогут принять меры для сохранения своего хозяйства, укрыть или вывезти пчел. Эти законы нарушаются, нас не оповещают, обработку проводят в дневное время, а она должна производиться после захода солнца, когда насекомые уже не летают. В нашем селе у пасечников погибло примерно 70 % пчел.

Почему такая ситуация сложилась именно в этом году? Объяснений много и ни одного точного. В этом году на рапс напал вредитель – капустная моль, а специфика ее роста и развития таковы, что ее нужно протравливать до 10 раз за сезон.

Главным фактором, повлиявшим на катастрофическую гибель пчел в ряде регионов России, в том числе в Алтайском крае, является бесконтрольное использование пестицидов. Об этом заявила пресс-секретарь Россельхознадзора Алтайского края Юлия Мелано. Сегодня в стране разрешено использовать более 900 наименований средств защиты растений. Однако полного и системного контроля за хранением и применением агрохимикатов нет.

Особую опасность представляют химические вещества, которые распыляются над полями с воздуха. Эти операции проводятся бесконтрольно, и в результате отравляющие вещества распространяются далеко за пределы отведенных под посевы земельных участков.

Россельхознадзор указывает также на то, что в 2011 году у ведомства изъяли, но никому так и не передали полномочия по надзору в этой области. Инициатива перераспределения полномочий принадлежала Минэкономразвития РФ.

 

Фактически сегодня увидеть содержание химвеществ в продуктах можно только при покупке или изъятии фруктов и овощей с прилавков магазинов. Ранее подразделения Россельхознадзора контролировали содержание пестицидов, нитратов и нитритов в импортной и отечественной растительной продукции. Небезопасные овощи и фрукты не успевали дойти до потребителя.

Главный медосбор, поясняют пасечники, начинается на Алтае с 10-15 августа, до этого времени пчелы носят мед в ульи. За это время пасечник делает 2-3 качки. А нынешняя ситуация такова, что качать нечего.

- Рассчитывали на цветение гречихи, - сокрушается Василий, - а теперь ее некому опылять…

- Есть ли у вас возможность восстановить урон? Как вы считаете, меда на Алтае в этом году не будет?

- Если бы я знал, был предупрежден, что будет травка поля, я бы увез пчел, сколько смог,  хотя 100 пчелосемей спрятал бы в зимовник. И то легче была бы ситуация, чем сейчас. Качать в августе мне будет нечего, я потерял деньги, а мне нужно кормить семью, дочь учить в институте.

- А купить пчел нельзя?

- Никто сейчас не продает, продаже пчелосемей осуществляется весной, я уже обзвонил знакомых. Друзья пообещали помочь хотя бы в зиму, чтобы восстановиться. Многие пчеловоды взяли кредиты на сезон – знаю одного парня, у него пятеро детей, хотел развиваться, взял кредит, купил 50 пчелосемей, а теперь у него долги – и куда хочешь, туда и девайся. Одна пчелосемья стоит 10 000 рублей…

- В этом году мед будет в продаже на Алтае?

- Сложно сказать, сколько выдадут на рынок. Есть районы, где не пострадали пчелы, если подкачают, да с прошлого года осталось много меда. Опять же завезут с Дальнего Востока, из Башкирии коммерсанты.

Пасечники говорят, что для того, чтобы восстановить свое хозяйство в полном объеме, понадобится около пяти лет. Начинать придется практически с нуля.

- И репутация алтайского меда теперь упадет, - считает пчеловод. – Люди мед станут покупать хуже, однозначно, года два опять будем нарабатывать себе имидж. Алтай – один из основных поставщиков меда в стране. Если нам не помогут власти, я думаю, что пчеловодству на Алтае осталось жить 2-3 года при таком отношении. Пострадало много районов – Зональный, Советский, Смоленский, Красногорский, Целинный… И зачем мне это все восстанавливать – тратить деньги, силы? Я уже задумывался над этим.

Любителям меда утешить себя можно тем, что, как считает специалисты, гнаться за свежим урожаем меда не стоит – ведь он, как хорошее вино – чем старше, тем лучше. Не стоит переплачивать за свежий мед и еще по одной причине – именно его чаще всего и подделывают – и вместо сладкого янтаря, который обладает лечебными и полезными свойствами, можно купить простой сахарный сироп. А вот загустевший, кристаллизованный мед старого урожая подделать невозможно. 

Кстати!

Каждая пчелиная семья дает до 150 кг меда в сезон. В целом за лето с пасеки можно собрать 3-4 тонны меда, в удачный год бывает и до 5 тонн.

 

Комментарии (0)

1000

Авторизоваться: