Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ружьями по холере: эпидемии каких болезней переживал Бийск сто лет назад

Низкий уровень жизни бийчан плюс малоразвитая медицина приводили к широкому разгулу заразных болезней и высокой смертности.

Время от времени в городе вспыхивали тиф и натуральная оспа, кишечные и детские инфекции, туберкулез, сифилис, чесотка – все они были привычными для Бийска.

Старуха холера

По данным томского историка Галины Мендриной, крупные вспышки холеры наблюдались в Западной Сибири в 1871–1872, 1892, 1907 и 1910 годах. Как правило, болезнь охватывала весь регион – Томск, Новосибирск, Алтайский край.

В 1922 году в Бийске вспыхнула эпидемия холеры – но и до этого бийчане уже сталкивались с болезнью. На вокзале было зарегистрировано 7 случаев заболевания, из которых четыре оказались смертельными. Затем эпидемия пошла по городу.

Холера была самой страшной напастью для жителей всей Сибири на протяжении многих лет. В народе ее прозвали «поветря». В сознании малограмотных горожан и крестьян она представала в образе страшной старухи. Известны случаи, когда мужики пытались отпугнуть заразу: по ночам они обходили село и палили в неё из ружей. В набор обычных мер против «поветри» входили также круговое опахивание сел, окуривание всех проезжавших дымом от костров, разожженных у поскотины, коллективные молебны и крестные ходы, ношение ладанки на шее. Кое-где пытались раскапывать могилу предполагаемой «волхитки» (ведьмы) с целью изувечить труп и не дать ей приносить болезнь в село.

Это не помогало. В войне с холерой победы чередовались поражениями. Холера свирепствовала в теплое время года и отступала только с морозами.

В тогдашнем Бийске для развития холеры всегда была самая благодатная почва – улицы города никогда не отличались особой чистотой, грязь, помои, навоз и содержимое помойных ям и клозетов сваливали под берег реки или просто выливали на дорогу. Никаких канализационных стоков в большинстве домов попросту не было. Деревянный Бийск, конечно же, не мог похвастать благоустроенными туалетами. Уборные находились в дальних углах усадеб, у тех строений, что приютились на краю оврагов, фекалии автоматически сваливалось прямо вниз и после вымывались весенними ручьями.

В качестве противоэпидемиологических мер тогда предлагалось «делать оцепление», как писалось в постановлении губернского Совета. А принимать меры, какие принимаются от чумы, не рекомендовалось, «ибо как доказано опытом, они эпидемии остановить никак не могут. Главнейшее же средство к сбережению себя среди больных суть - сохранение спокойствия духа, безбоязненность и упование на Бога».

Что характерно, тогда, как и сейчас, среди населения был очень большой процент тех, кто не верил в эпидемии. Все карантинные меры воспринимались неграмотным населением крайне негативно. Известно, что в Сибири во время вспышек эпидемий холеры в народе ходили слухи, что холера – не более чем выдумка, созданная иностранными врачами для «истребления простого народа». Бывало и такое, что на врачей охотились, а больницы громили.

В подшивке «БР» за 1924 год есть заметка о том, как в городе проводятся санитарные мероприятия:

- Издано обязательное постановление, которое вменяет в обязанности всем, занимающим домовладения, соблюдать следующие правила. Во дворах не допускать накопления назьма и производить очистку. На всех колодцах должны быть крышки. В каждом домовладении должно быть специальное отхожее место, посыпанное известью.

Кроме того, постановление регламентировало посылать всех рабочих предприятий, производящих продукты питания, на медосвидетельствование 2 раза в месяц.

Сыпной тиф

Антисантираное состояние города способствовало и появлению другой опасной болезни – сыпного тифа. Эта болезнь часто появлялась в нашем регионе, начиная еще с 1916 года. И даже в 1933 году Бийск все еще продолжал бороться с сыпняком. Уже в 30-е на Алтае были созданы противоэпидемические тройки. При судах даже работали спецкамеры по разбору дел тех, кто нарушает эпидемические мероприятия.

Не хватало дезинфицирующих средств, мыла. Болезнь приходила туда, где люди жили скученно, где была грязь, холод, отсутствие канализации и дезинфекции уборных.

-  Эпидемия сыпного тифа может принять большие размеры вследствие отсутствия самых элементарных дезинфицирующих средств: сольвента, гидропультона, машинок для стрижки волос и т.п., - писали газеты.

Вообще, тиф (сыпной, брюшной и возвратный) завезли в Сибирь военные – еще в Первую мировую войну, именно тогда основным «поставщиком» инфекционных эпидемий стала армия. Помимо своих же солдат активными распространителями заразы стали еще и военнопленные: в русский плен попало от 2,2 до 2,9 млн австро-венгерских, немецких и турецких солдат. Большую часть их отправили в восточные губернии европейской части России, за Урал и в Сибирь.

В 1925 году «БР» призывал население города ставить прививки от холеры, оспы и сыпного тифа. В одном из номеров газеты сообщается, что сыпной тиф особенно свирепствует в Смоленском районе.

- В центральной амбулатории производятся всем желающим прививки против холеры, которые в то же время являются и прививками против брюшного тифа. Предохранить себя от заболевания – долг каждого гражданина перед собой и перед государством. Прививки эти безопасны для здоровья, а предохраняют от опасного и часто смертельного заболевания. В особенности прививки необходимы там, где люди живут скученно, имеют постоянное общение, общие места для хранения и изготовления пищи. Если вы ручаетесь за себя, что у вас чисто, то не можете поручиться за своего близкого соседа, у которого находятся грязь и зараза, от которой трудно уберечься. Если сейчас не слышно про заболевания холеры, то заболевания брюшным тифом учащаются, затем холера может появиться и под осень, и тогда прививки будет делать поздно.

Характерный пример антисанитарии в жилых домах бийчан опубликован в одном из номеров за 1924 год:

- На Форштадтской улице в доме № 39 на втором этаже живет несколько семей квартирантов, в том числе и лесничий. У последнего в прихожей комната, где кухня, в углу огорожено шкафом место для теленка. Все бы это ничего, но теленок здесь находится уже шестую неделю, от него по всем комнатам разносится такое зловоние, что дышать невозможно, да и пол в этом месте гниет.

Лихоманка

В двадцатые годы на территории Бийска свирепствовала еще и малярия. Заболоченные места в городе являлись великолепной средой для размножения комара-анофелиса, разносчика заразы. Напившись крови больного, он через дальнейшие укусы заражал здоровых людей.

С приближением весны горожане старались неукоснительно соблюдать меры предосторожности: принимать на ночь хинин по четверти грамма ежедневно или полграмма через день, затягивать окна и двери сетками, иметь над кроватью полог, убивать комаров перед сном, а также в случае необходимости выкуривать при помощи дыма или надевать сетки на головы и перчатки. Но эти меры не очень-то помогали. Среди городского населения поражено было около 70% одних только застрахованных.

В 1924 году в «БР» можно встретить короткое объявление, что «в конце февраля Уздравотделом разослано всем врачебным участкам по 1 килограмму хины – для бесплатной выдачи населению».

Хуже обстояло дело с лечением крестьян. В амбулаториях их лечилось лишь пять процентов от общего числа больных. Обычно те лечились своими средствами и различали 12 видов лихоманок: «На каку угодишь. Для каждой свое лечение». Обычно топили баню, парились. А потом, кто на реку ехал в тулупе и купался там, а оттуда приезжал в одной рубахе чуть живой. А кого «бабуля» парила, брызгала «водой с уголька», а потом собирала с каждого по десять яиц и по пять к муки, наказав на утро оставить такую же порцию. Утром она обходила больных, нося с собой бутылку с «наговорной водой».

«Мочу пила, с поросенком спала, - жаловалась одна больная женщина, - все не помогало». И тут попалась ей всезнающая старушка, пообещавшая вылечить. «Bстань утречком завтра в семь часов, возьми полено, выйди на улицу, сядь на полено и на восток смотри, пока я не приду. Жуть сзади будет, не оборачивайся. Только надо в одной ночной рубахе выйти и босиком». Так женщина и сделала. На улице холод, а она сидит, посинела вся, дрожит, да еще и приступ малярии начался. И тут на нее полилась ледяная вода. Женщина дара речи лишилась. А это, оказывается, бабка окатила ее водой со снегом. В итоге - воспаление легких…

В 1924 году «БР» сообщал читателям, что малярия в городе идет на убыль:

- В мае в городе болело 873 человека, в Бийском уезде – 9582, в июне в Бийске болело – 576 человек, в уезде – 8923.

Помимо этих страшных и смертельных заболеваний бийчане страдали от чесотки, сифилиса, оспы, туберкулеза. Вплоть до самой войны здравоохранению Бийска приходилось бороться то с одной болезнью, то с другой. Искоренить опасные заболевания удалось только постепенно – с улучшением быта горожан, с развитием медицины в городе.

 

Комментарии (1)

1000

Авторизоваться:

Евгений

Очень интересная, познавательная статья про историю родного города. Автору - спасибо!